Персональный сайт - ГУРДЖИЕВ ГЕОРГИЙ ИВАНОВИЧ - Великий маг

Меню сайта
 
  • ГЛАВНАЯ
  • О НАС
  • ТЕЛА и ЧАКРЫ
  • ПАРЫ и СОЮЗЫ
  • ПРОГРАММЫ
  • ГАРМОНИЗАТОРЫ
  • МЕСТА СИЛЫ
  • ГУРДЖИЕВ
  • МАНДАЛЫ
  • ПОЮЩИЕ ЧАШИ
  • АРИБУТ
  • СТАТЬИ и ПОЭЗИЯ
  • ФОТО-МУЗЫКА
  • ФОРУМ
  •   Гостевая

     

  • Новости
  • Проекты
  • Отзывы 
  • Помощь сайту

  •            Статистика


    Онлайн всего: 3
    Гостей: 3
    Пользователей: 0

     

    Сайт управляется системой uCoz


    -ГУРДЖИЕВ ГЕОРГИЙ ИВАНОВИЧ -

    Великий маг - часть 1

    9.01.1879 – 29.10.1949

    Статья подготовлена Валяевым А.Л.                                         ГУРДЖИЕВ- ВИДЕО - ФОРУМ - ЗДЕСЬ


    МЕХАНИК ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ДУШ

    ....................................

    Одной из наиболее загадочных и мистических фигур ушедшего ХХ века был человек незаурядных способностей – Георгий Иванович Гурджиев. С именем Гурджиева связаны слухи и легенды, его учение живо по сей день в узких группах последователей, не считающих необходимым придавать широкой огласке методы и практики воздействия на психику человека, оставленные им в наследство от «хитрого мудреца». Георгий Иванович Гурджиев по праву считался магом, поскольку достиг немалых успехов в управлении собой и другими (другими в большей степени). 

    Гороскоп Гурджиева Г. И.


    Гюрми (Ленинакан, Армения) П/Гринвич: 4:00 09.01.1879 04:37:00
    40°48'00"с.ш., 43°50'00"в.д. Четверг, 24 с.д., 17 л.д.

    Время рождения Г. И. Гурджиева ректифицировано П. Глобой.

     Умение воздействовать на других людей ценилось во все времена, но век двадцатый – нечто особое. Волна войн и революций, прокатившаяся по всему миру, как и поднявшиеся на этой волне правители тоталитарного склада – явление незаурядное, не имеющее аналогов в древней истории. Никогда доселе люди не гибли миллионами ради осуществления некой эфемерной цели, никогда ранее к слову вождя не прислушивались с религиозным трепетом целые народы, а противостояние двух правителей великих держав прежде не напоминало мистической борьбы магов.
    ХХ век – время забвения религий прошлого и создания новых идеологий, время интенсивных исследований человеческой психики, время демографического взрыва, неминуемо ставящего перед человечеством проблему выживаемости, а стало быть, и проблему Управления. В этом веке, отмеченном информационным и технологическим прорывом в неведомые доселе области знаний, учение Гурджиева о человеке как об управляемом механизме, было востребовано на все сто процентов. Как говорится, дорога ложка к обеду, а к данному обеду в качестве первого, второго и третьего блюд было подано человечество под разными политическими соусами и идеологическими приправами. Однако сути дела это не меняло – общество было и остается полностью управляемым даже в отсутствии таких знаковых для ХХ века фигур как Адольф Гитлер и Иосиф Сталин, каждый из которых был не понаслышке знаком с учением Г. И. Гурджиева. Феномен тоталитаризма, ставший отличительной чертой ушедшего столетия, невозможно рассматривать отдельно от фигуры «Учителя народов», создавшего уникальную систему управления коллективом, и оказавшего тем самым неоценимую услугу, как тоталитарным правителям, так и тем силам, которые предпочитают управлять обществом, оставаясь в тени. 



    Механик человеческих душ – так можно было бы назвать Георгия Ивановича Гурджиева, создавшего и развившего философскую концепцию о человеке как механизме, которым можно управлять, вести в нужном направлении, проводить над ним психологические эксперименты и добиваться полного послушания. Всех людей он разделил на управляющих и управляемых в зависимости от того, насколько человеку подотчетны его собственные физические и психические проявления. Манипулировать общественным сознанием и направлять человеческие потоки в горнило истории могут лишь те, кто в состоянии подчинить чистому разуму все движения собственной души, включая желания, влечения и инстинкты. Своих учеников Гурджиев убедил в том, что современный человек бессознателен во всех проявлениях, – это машина, полностью управляемая внешними обстоятельствами. 

    Все чувства, слова, привычки, поступки и даже творческие проявления человека в областях искусства, науки и философии – все это механистично и может быть, как запрограммировано, так и перепрограммировано. «Хитрый мудрец», как называли его ученики, считал, что полностью управляемый человек не в состоянии не только вмешаться в ход бытия в целом, но даже что-либо изменить в своей жизни, сделать открытие или изобретение, поскольку все уже открыто до него и вместо него.
    Гурджиев говорил: «Все, что человек говорит, делает, думает, чувствует, – все это случается… Все случается совершенно таким же образом, как вследствие изменений в верхних слоях атмосферы выпадает дождь, как тает снег под лучами солнца, как пыль вздымается ветром». Человека несет по волнам судьбы на утлом суденышке его ограниченных представлений о мире. Для того, чтобы перестать быть зависимым от внешних факторов, нужно, в первую очередь, взять под контроль факторы внутреннего мира, научиться управлять собой, подобно тому, как можно научиться управлению автомобилем. За подобное механистичное отношение к жизни Гурджиев был наказан самой же механикой – двигатель его автомобиля взорвался от перегрева. В результате инцидента с потерявшим управление и врезавшимся в дерево автомобилем Гурджиев получил тяжелые травмы, но все-таки выжил и убеждений своих не изменил.
    Человек, по утверждению Гурджиева, – машина, которой он может оставаться сколь угодно долго, пока сам не захочет перестать быть ею. Быть управляемым, подчиненным, ограниченным – значит, быть машиной, но для того, чтобы выйти из замкнутого механистичного круга предопределения, «необходимо прежде всего познать эту машину. Когда машина познает себя, она перестает быть машиной – по крайней мере такой машиной, какой она была до этого. Она уже начинает нести ответственность за свои действия». В противном случае человек навсегда останется «рабом и игрушкой воздействующих на него сил».
    Оригинальная концепция, не правда ли? Тем не менее, она как нельзя лучше соответствовала технократическому духу времени, а потому получила широкую известность и признание аудитории. Не смотря на то, что поначалу смелые умозаключения Гурджиева казались настолько новыми и оригинальными, что часто поражали и даже шокировали слушателей, ему удалось довольно быстро завоевать сердца русских и европейских интеллектуалов, готовых идти на многие жертвы ради обретения власти над самими собой.

    Не исключено, что среди последователей русского мага греко-армянского происхождения были и те, кого особенно интересовала власть над другими, власть как высшая цель.
    От теории Георгий Иванович быстро перешел к практике, исследуя на собственных учениках различные способы воздействия на человеческий организм. Посредством применения специфических физических и психологических тренингов, направленных на управление дыханием, ему удавалось вводить своих учеников в состояние особого транса, при котором они, оставаясь частично вменяемыми (или внушаемыми), оказывались полностью послушными воле учителя. Со стороны это выглядело как сеанс гипноза, управление зомбированными людьми, манипуляция сознанием или что-то в этом роде. Во время демонстрационных сеансов ученики двигались вокруг гуру подобно планетам, обращающимся относительно светила, расположенного в центре. 


    вращающийся танец суфиев, из которого многое почерпнул Гурджиев

    Во время этого странного танца, почерпнутого Гурджиевым из практики суфиев, и называемого им «священным», ученики достигали требуемого состояния, в котором они уже не чувствовали ни боли, ни отчаянья, ни сомнений. Страх, как и инстинкт самосохранения, полностью оказывались подавленными, что демонстрировалось в упражнении, неизменно вызывавшем у публики смешанное чувство немого восторга и ужаса перед всесильным магом. Гурджиев в глубине сцены разворачивал учеников лицами к публике, после чего они по команде резко бросались к рампе, а учитель, вместо того, чтобы дать команду «стоп», просто отворачивался от сцены, демонстрируя то ли свою безучастность, то ли свою абсолютную власть. Группа учеников, перелетев через оркестровую яму, падала в зрительный зал, причем каждый из «одеревеневших» адептов застывал в особой позе, принятой им в момент падения. До команды мага группа учеников продолжала неподвижно лежать вповалку среди сломанных стульев и шокированных зрителей, но после разрешительной фразы Георгия Ивановича они оживали, приходя в себя от какого-то странного забытья. Самым странным во всем этом было то, что не смотря на многочисленные показы этого действительно интересного эксперимента, никто из учеников ни разу так и не получил перелома, разрыва связок или хотя бы банального ушиба.
    Помимо столь ошеломляющих фокусов Гурджиев демонстрировал и более традиционные, но не менее убедительные. Суть подобных показов заключалась в демонстрации психологических феноменов и скрытых возможностей человека, управлять которыми возможно, лишь подчинив себе как физическую, так и психо-эмоциональную сторону человеческой природы. Зрители становились свидетелями того, как адепты школы Г. И. Гурджиева передавали мысли на расстоянии, когда одному из них в зале тихо назывались числа, названия предметов, животных и даже музыкальных произведений, а тот мысленно передавал полученную информацию своим коллегам на сцене. Художник на доске начинал рисовать загаданное животное, а музыкант начинал играть на рояле, стоящем на сцене, тему из музыкального произведения, загаданного зрителями. Само собой, угадывались и цифры, находились спрятанные в зале предметы, показывались и иные чудеса из области телепатии. Особенно убедительным выглядело то, что все эти психологические феномены, так называемые сверхвозможности человека, демонстрировал не сам основатель школы и признанный маг Гурджиев, а его последователи и ученики, что неопровержимо доказывало существование таких возможностей в каждом человеке и ставило вопрос о необходимости их развития. 

    В том то все и дело – не сам восточный маг демонстрировал свой редкий дар, а самые что ни на есть европейские интеллигенты, сродни тем, что сидели в зале. Потрясенные увиденным и услышанным, некоторые из зрителей изъявляли желание примкнуть к сторонникам этого необычного человека.
    Среди его учеников наиболее яркими фигурами были: 

      
    Успенский, Томас де Гартман, Кэтрин Мэнсфилд 

    журналист и автор религиозно-философских книг Петр Демьянович Успенский, блестящий музыкант и композитор Томас де Гартман, издатель популярного журнала «Новый век» Альфред Орейдж, английская писательница Кэтрин Мэнсфилд. Знаменитого мистика гораздо более волновало качество его учеников, нежели их количество. В числе последователей Гурджиева оказались ярчайшие личности совсем не случайно. Он специально создавал условия для того, чтобы среди его учеников были только те, кому это действительно нужно. При организации своих лекций он создавал ряд существенных затруднений для тех, кто искал знаний о природе человека: переносил место и время встреч, в самый последний момент отменял лекции. Его ученик П. Д. Успенский в одной из книг о Гурджиеве писал: «Он никогда не желал облегчать людям знакомство с его идеями. Наоборот, он считал, что, только преодолевая затруднения, хотя бы случайные и не связанные с делом, люди смогут оценить эти идеи». Будучи сам человеком контрастным и далеко неоднозначным, Георгий Иванович считал, что трудности и нестандартные ситуации необходимы, так как дают человеку возможность меняться и достигать внутреннего единства и целостности. «Если человек живет без внутренней борьбы, если он идет, куда его влечет и куда дует ветер, он остается таким же, каким был прежде» – говорил Гурджиев. Будучи убежден в том, что жизненные трудности нужно использовать для интеллектуального и духовного развития, он умело создавал дополнительные препятствия для своих учеников с целью активизации их внутреннего роста. Основой его доктрины можно считать высказанное им же умозаключение: «Экстремальные ситуации и связанные с преодолением трудностей «сверхусилия» настоятельно необходимы, поскольку «человек чересчур ленив и боится сделать себе что-либо неприятное. Самостоятельно он никогда не достигнет необходимой интенсивности».

    Порой гуру откровенно издевался над учениками, заставляя их выполнять бессмысленную работу, или сводя вместе людей, испытывавших друг к другу взаимную неприязнь. Эта нестандартная манера передавать знания, почерпнутая Гурджиевым на Востоке, смущала, огорчала и даже выводила из себя многих последователей. Парадоксальное поведение мага с трудом укладывалось в стереотип европейского мистика, распространенный в интеллектуальной среде начала ХХ века, воспитанной на трудах Е. П. Блаватской и антропософских идеях западных богоискателей. В том то все и дело – Гурджиев был слишком непонятным, загадочным, непредсказуемым даже для мистически настроенной, казалось бы, подготовленной аудитории. В отличие от теоретиков из теософского общества он предлагал конкретные пути и практические методы для преодоления косности человеческой природы и развития сверхспособностей. Он сам и многие из его ближайших последователей, принявших восточную концепцию беспрекословного подчинения гуру, достигли немалых успехов в изучении скрытых аспектов человеческой психики и физиологии. Саморегуляция, контроль над дыханием, медитация и священные суфийские танцы – все эти практики были направлены на овладение скрытыми ресурсами и возможностями человеческого организма. Гурджиеву удалось привнести в загадочный мир европейской эзотерики элемент подлинного восточного знания, имеющего как теоретическую, так и сугубо практическую сторону. Знание это дало ему возможность обрести власть, как над самим собой, так и над другими людьми, что, конечно же, не могло быть незамечено теми, кто испытывал огромную потребность во власти для удовлетворения собственных политических амбиций. В том, что учение Гурджиева и его оригинальные практические методики развития внутреннего потенциала человека оказались востребованными – в этом сомневаться не приходится. В своей группе учеников-адептов он создал модель полностью управляемой организации, члены которой, будучи высокообразованными интеллектуалами с пробужденными телепатическими способностями, были полностью послушны воле учителя.



    Необъяснимая власть Гурджиева над собственными учениками поражала и пугала людей. Показываемые гастролирующей «труппой» демонстрационные выступления, направленные на пробуждение у публики интереса к необычным скрытым способностям человека, вызывали сильнейший общественный резонанс. В начале ХХ века Гурджиева сравнивали с легендарными Гудини и Калиостро, сейчас на подобное внимание публики мог бы претендовать только Дэвид Коперфильд. Но Коперфильд лишь фокусник, а вот Гурджиев помимо фокусов занимался серьезными магическими практиками, прикрытием для которых была концертная и лекционная деятельность. В 1924 году гуру-гипнотизер организовал гастрольную поездку своего коллектива по городам США. Публика воспринимала фейерверк танцев и магических «чудес» как феномен безграничного господства учителя-мага над послушными учениками. Американский писатель Вильям Сибрук охарактеризовал это зрелище как «удивительное, яркое, автоматическое, нечеловеческое, почти невероятное послушание и роботоподобное подчинение учеников». Жителей Запада поражали возможности учеников Гурджиева, способных передавать мысли на расстоянии и впадать в состояние, в котором человеку не ведомы ни боль, ни страх.
    Американские и европейские зрители, непросвещенные относительно практических техник регуляции различных систем человеческого организма, издревле существовавших на Востоке, относили невероятные способности учеников Гурджиева лишь к заслугам их учителя. Однако беспрекословное «послушание» Гурджиев сам проходил у персидских шейхов и наставников монастырей Тибета. На Востоке сложились основы мировоззрения Гурджиева, там выкристаллизовалось учение, которое он принес сначала в Россию, а в дальнейшем распространил по всему миру, там оформились основные черты его непростого характера.В самую пору сказать что-нибудь о характере этого необычного человека, и в этом прекрасную помощь нам может оказать астрология, позволяющая взглянуть на личность человека как бы изнутри, при этом не вырывая его из исторического контекста, который в данном случае может лишь помочь нам в понимании некоторых аспектов поведения самого известного мага ХХ столетия. Георгий Иванович Гурджиев родился в Александрополе (позже Ленинакан, ныне – Гюрми, Армения). О точной дате его рождения судить очень трудно, поскольку сам он периодически обнародовал различные даты и годы своего рождения, применяя на практике технику коррекции судьбы посредством переключения хроноритмов с одного гороскопа на другой. Один из его ранних учеников писал: «Гурджиев был неизвестным «человеком-тайной». Никто ничего не знал ни о его происхождении, ни о том, почему он появился в Москве и Санкт-Петербурге. Но кто бы не входил в контакт с ним, хотел последовать за ним».

    Существует несколько «задекларированных» самим Гурджиевым дат появления на свет, начиная с 1872 по 1879 год, и даже одна версия рождения в январе 1880 года (в год Паука). Трудно, но, все-таки интересно отслеживать астрологические обстоятельства рождения человека, называвшего самые разные даты земного воплощения: 9 января 1872 года; 9 января.1874 года; 9 января 1875 года; 13 января 1877 года, 9 января 1879 года и 13 января 1880 года. Все эти даты, однако, объединяет приверженность знаку Козерога. Менялись дни и годы, а вот любимый Гурджиевым январь оставался как единственный вариант месяца рождения знаменитого мага.
    Исходя из сопоставления наиболее важных событий жизни Гурджиева с данными его псевдогороскопов, можно прийти к выводу, что, скорее всего, он родился либо 13 января 1877 года, либо 9 января 1879 года (28 декабря 1878 года по старому стилю). Являясь типичным представителем своего солнечного знака рождения, Георгий Иванович Гурджиев всю свою жизнь посвятил единственной цели – обретению эзотерического знания и осознания себя.
     Гуру Гурджиев умел ставить перед последователями конкретные задачи, поддерживать дисциплину в рядах адептов и достигать реального результата. Многих отпугивали жесткость и холодность Учителя, который умышленно создавал трудности для учеников, считая, что лишь закаляя характер и преодолевая препятствия, можно добиться изменения личности и пробудить собственную сущность – внутренний стержень.

    Гурджиев очень рано обратил внимание на разрыв в европейском менталитете понятий «сущности» (внутренний человек) и «личности» (внешний человек, «персона», «маска»), сделав идею пробуждения спящей сущности стержневой в своем учении о гармоничном развитии человека. «Сущность остается у взрослого человека, воспитанного в мире фальши и подражания, на уровне шестилетнего ребенка, в то время как личность его – множество мелких «я», спрессованных в рой или легион противоречивых мотивов и желаний, – гипертрофированно увеличивается, подчиняя сущность, превращая ее в раба, в золушку». Своим ученикам Гурджиев говорил, что сущность можно сравнить с забитым «гадким утенком», который не подозревает, что может стать «лебедем». При всем этом неосуфийский гуру не просто теоретизировал, он давал ученикам ясные упражнения и методы, позволяющие изменить себя, совершить скачок в направлении роста сущности при полном подавлении личности, что стало основной целью и вполне конкретной задачей для многих последователей Гурджиева. Этот гениальный ход может быть применим в любой тоталитарной системе, главное – убедить последователей в том, что их личности ничего не стоят и никому не интересны, в отличие от сущности ученика, которая отнюдь не свободна, но может быть разбужена и осознана.
    Сам, будучи человеком сильным и властным, основатель новой эзотерической школы создал учение, созвучное духу времени, требовавшего возвышения сильных харизматических лидеров. Его взгляды, несомненно, заинтересовали руководство большевистской России. Для того чтобы оценить степень значимости идей Гурджиева для формирования государственного механизма, основанного на всесилии вождя и абсолютной подчиненности рядовых граждан, исполненных веры и решимости следовать поставленному курсу, достаточно упомянуть среди последователей Джиурджиадзе (Гурджиева) человека по фамилии Джугашвили. 


    Джугашвили (Сталин)

    Сходство методов воздействия Сталина на подчиненных, а Гурджиева на учеников заставляет задуматься о незримой связи между этими людьми и возможном обмене опытом управления коллективом в экстремальных обстоятельствах. Доподлинно известно, что Сталин останавливался у брата Гурджиева, к тому же оба они учились в одной духовной семинарии в Тифлисе, где могли завязать общение, а продолжить его спустя годы, когда каждый уже достиг определенных результатов на пути к поставленной цели. Но знакомством, и возможным влиянием на личность «вождя народов» Иосифа Виссарионовича Сталина не исчерпывается воздействие Гурджиева на ход истории ХХ века.
    Поскольку методы Гурджиева не имели какой-либо религиозной окраски и национального колорита, они могли быть с равным успехом применены к различным идеологическим схемам как в России, так и за ее пределами. Летом 1921 года Гурджиев с группой учеников через Румынию и Венгрию прибыл в Германию, и, несомненно, его появление в предместьях Берлина можно считать историческим событием. Здесь он встретился с рядом оккультно настроенных лидеров будущей нацистской Германии, вдохновленных идеями Ницше о «сверхчеловеке», взращенных на благодатной почве широко распространившихся теософских и ариософских взглядов. Есть все основания доверять рассказам учеников мага о том, что Гурджиев давал уроки гипноза будущему «фюреру» Третьего Рейха Адольфу Шикльгруберу, известному всему миру под фамилией Гитлер.


     Гитлер, 1921 год.

    Столкновение двух самых одиозных фигур ХХ столетия – Адольфа Гитлера и Иосифа Сталина, вылившееся в самое чудовищное и кровавое противостояние двух сильнейших империй за всю историю человечества невозможно рассматривать лишь в плоскости столкновения государственных интересов. Великая Отечественная Война – не просто война, это настоящая борьба двух сильнейших магов, каждый из которых был знаком с учением Гурджиева, а, возможно, и учился искусству воздействия на массы людей у одного и того же эзотерического учителя – Георгия Ивановича Гурджиева, предпочитавшего самому оставаться за кулисами драмы мировой истории ХХ века. Вполне возможно, что за эзотерическим балетом стояло нечто большее, чем обычная суфийская практика погружения в медитацию посредством ритмичного вращения.


    репетиция балета "Война магов"

     Если рассматривать Великую Отечественную Войну как драматическое действо, главными фигурами в котором были Гитлер и Сталин, то станет очевидность параллели между гурджиевским прототипом «Борьбы Магов». Эта кровавейшая из всех войн реально не была нужна Германии, а уж тем более СССР. В результате II Мировой войны европейская экономика пережила тяжелейший кризис, в то время как американская экономика оправилась от «великой депрессии».  Лучшим вариантом развития ситуации в Европе для Соединенных Штатов было столкновение двух сильнейших государств Евразии, находящихся под единоличным правлением харизматических лидеров тоталитарного склада. Интерес к оккультизму, магии и символизму, проявляемый как Гитлером, так и Сталиным, ставит их в разряд «мистических» правителей, власть которых зиждилась не только на системе подавления инакомыслия, но и на умении внушить требуемую идею населению целой страны. Противостояние лидеров нацистской Германии и коммунистического Советского Союза можно с полным основанием считать «борьбой магов», прототипом к которой вполне мог послужить мистериальный гурджиевский спектакль с одноименным названием.  Возможно философия Гурджиева воспитания «сверхчеловека» и обретения высшей власти была воспринята как руководство к действию представителя-ми «верхушки» Третьего Рейха. Методики Гурджиева как нельзя лучше подошли к нацистской идее пробуждения врожденных «арийских» парапсихологических способностей: ясновидения, телепатии и пр.

    Почерпнутые во время путешествий по Персии и Афганистану знания о психической организации человека были применены Гурджиевым на практике в различных методиках и упражнениях, направленных на обретение контроля над физическими и психическими процессами. Одним из наиболее действенных способов достижения требуемого эмоционального состояния, в котором адепт становится неуязвим для боли и страха, были священные танцы суфиев. Длительное круговращение в определенном ритме вызывает соответствующие реакции вестибулярного аппарата, в результате чего индивид достигает требуемого уровня психической активности. В этом состоянии ученики мага открывали в себе скрытые возможности и способности, обретали связь с внутренней сущностью, обычно находящейся в скрытом латентном состоянии. В путешествиях по Востоку Гурджиев видел много примеров проявления экстраординарных способностей человека, а также открыл для себя наиболее быстрый путь достижения необходимого уровня психической активности посредством круговращения в священном суфийском танце. В результате эти медитативные танцы, называемые учениками «специальным балетом», заняли центральное место среди практик и методов Гурджиева, направленных на достижение состояния «озарения». При исполнении «священных» гурджиевских танцев от учеников требовалось выполнение странных, почти «противоестественных» движений, создающих такие усилия и нагрузки на мышцы и нервную систему, которые в обычных условиях, в механической жизни, невозможны. Балет оказывался формой самопознания, ведущего к раскрытию высших форм сознания, пробуждению высших психических центров. Гурджиев объяснял, что верчение дервишей вокруг собственной оси было основано на ритмическом счете для развития мозга.




    гурджиевские танцы в зале с энеаграммой Гурджиева  
    «Мой балет – не мистерия, – говорил Гурджиев. – Задача, которую я поставил, состояла в том, чтобы создать интересный и красивый спектакль. Конечно, за внешней формой там скрыт известный смысл; но я не преследовал цели показать и подчеркнуть именно это. Объясню вам вкратце, в чем дело. Вообразите, что, изучая движение небесных тел, скажем, планет Солнечной системы, вы построили особый механизм, чтобы передать зрительное изображение законов этих движений и напомнить нам о них. В таком механизме каждая планета, изображаемая сферой соответствующих размеров, помещается на определенном расстоянии от центральной сферы, изображающей Солнце. Механизм приводится в движение, все сферы начинают вращаться и двигаться по заданным путям, воспроизводя в зрительной форме законы, управляющие движением планет. Этот механизм напоминает нам обо всем, что вы знаете о Солнечной системе. Нечто подобное содержится и в ритме некоторых танцев. В строго определенных движениях и сочетаниях танцующих в видимой форме воспроизведены определенные законы, понятные тем, кто их знает. Такие танцы называются «священными танцами». Во время моих странствий по Востоку я много раз был свидетелем того, как эти пляски исполнялись во время священнослужений в древних храмах. Некоторые из них воспроизведены в «Борьбе магов». Кроме того, в основу балета положены три особые идеи. Но если я поставлю балет на обычной сцене, публика никогда его не поймет».

    суфии в танце

    Публика действительно не понимала смыслового содержания «священных танцев», считая их не более чем экзотическим элементом философско-практической доктрины Гурджиева. Эти танцы называли неестественными, чересчур противоречивыми и иногда даже считали проявлением «сатанизма», поскольку отрешенные лица учеников, погруженных в глубокую динамическую медитацию, производили впечатление загипнотизированных или слабоумных. И все это притом, что слабоумных людей среди просвещенной интеллигенции, составлявших костяк «гурджиевской» группы, не было и быть не могло.
    На самом же деле, «священные танцы», позаимствованные Гурджиевым у суфийских дервишей ордена Мавлавийа, преследуют внешние, показательные цели символической космологии и, одновременно – внутренние, психологические цели самонаблюдения учениками себя в процессе действия. Гурджиев практиковал и прививал своим последователям суфийскую практику «мухасаба», что означает «точный расчет, подведение баланса», позволяющую осуществлять постоянный самоконтроль, изучение и анализ собственных поступков и помыслов на пути к овладению высшим знанием. Внутренний самоконтроль – основное требование от ученика, идущего по пути познания самого себя. Самоконтроль позволяет структурировать микрокосмос, вырвать из хаоса инстинктивных желаний истинную сущность и выйти на новый уровень постижения действительности.
    Суфии, учение коих было переработано на свой лад Гурджиевым, считали, что существует четыре формы познания мироздания, причем эмпирическое познание, основанное на восприятии явлений окружающего мира с помощью пяти органов чувств и разума, является лишь низшей формой познания, а потому доступно каждому человеку. С нею символически связана вода как носитель информации. 
         Второй формой познания считалось интуитивное постижение реальности, доступное людям с богатым воображением, умеющим слышать отголоски иных миров и облекать их в слова, звуки и цвета. Символом творческого осмысления действительности, свойственного поэтам, музыкантам и т.д.  
    ЧАСТЬ 2 

    Форма входа


    Логин:
    Пароль:


    -ВИДЕО С НАМИ-





     



    фотоальбом




    /span>>