- ЭКОПОСЕЛЕНИЕ. Возрождение творческих деревень. Экошкола - - Страница 3 - Форум

 ~ НАШИ ПРОДУКТЫ ~   [ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск ·]
Страница 3 из 3«123
Форум » Новая история Земли и Человека. Места Силы. Новые энергии. Мандалы Света и др. » - дОМ МАНДАЛА - ЭКОПОСЕЛЕНИЕ - ХУТОР ЧАРА - ТВОРЧЕСКИЕ ДЕРЕВНИ - » - ЭКОПОСЕЛЕНИЕ. Возрождение творческих деревень. Экошкола -
- ЭКОПОСЕЛЕНИЕ. Возрождение творческих деревень. Экошкола -
Юрий_ТрибулевДата: Пятница, 21.04.2017, 12:32 | Сообщение # 31
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2521
Статус: Offline
"Справляюсь не хуже мужчин". Минчанка переехала в деревню с четырьмя лошадьми

15 февраля 2017 в 9:20
Партнерский материал / velcomИстория молодой минчанки достойна восхищения: накануне зимних холодов девушка бросает комфортную жизнь в Минске и переезжает в деревенский домик в 100 км от столицы. Бескрайние просторы, подъем с петухами и езда верхом — вот что вдохновило Татьяну Чемерко кардинально изменить жизнь. К ней в деревню Большое Запрудье Воложинского района и отправилась «Страна открытий» — проект, который мы создаем вместе с velcom, рассказывает о людях, занимающихся любимым делом в белорусской глубинке. Наш репортаж — о том, как жить зимой в деревне без мужских рук, зачем женщинам езда верхом и почему на конные прогулки приезжают даже из Сибири.«Меня обманывали, пугая трудностями сельской жизни»Серый дорожный пейзаж сменяется жизнерадостной картинкой разноцветных домиков на белоснежном фоне, когда мы сворачиваем с трассы Минск-Вильнюс на проселочную дорогу к Большому Запрудью. Заметенные улицы, красные яблоки на заснеженных ветках, дым из печных труб, никуда не спешащие люди и бесконечные холмы — сюда, за 100 километров от Минска, «убежала» Татьяна. С августа прошлого года она — владелица деревенского дома, где живет вместе с собакой Есениным и мурлыкающей кошкой… Кошкой. В сарае, переоборудованном под четыре денника, обитают лошади Прага, Бачата, Майя и Зефир.— Если честно, в одиночестве я здесь бываю довольно редко: если не туристы, то друзья постоянно приезжают. Но хозяйство веду самостоятельно, — поясняет Таня.Неказистый с виду домик внутри оказывается уютной и теплой сельской обителью. Современность и «ламповая» деревенская классика сплелись в приятный глазу антураж. Стеклопакеты и две русские печки, водопровод и тканые половики, трендовое кресло-груша и массивная «крестьянская» мебель. Многочисленные фигурки и рисунки лошадок вместе с красноречивой напоминалкой «навоз» на большой меловой доске намекают, что здесь живет любительница лошадей.— Сначала я пошла по классической для девочки стезе: поступила в педуниверситет на факультет психологии. И даже три года работала по профессии — социальным психологом, была небольшая частная практика. Появились свободные деньги, которые куда-то надо было тратить, вот и занялась лошадьми. Ездила с инструктором, потом потихоньку начала сама. Когда поднабралась опыта, стала ходить в походы с клиентами как помощник инструктора. Ну, а однажды под Новый год меня впервые отправили вести прогулку самостоятельно, для четырех всадников. Как сейчас помню: погода паршивая, метет, ничего не видно. Но справилась. С тех пор вот уже три года и зимой, и летом, я вожу группы, — такова краткая рабочая биография Татьяны.К «побегу» из города она готовилась давно и основательно.— Больше года назад начала смотреть варианты домов для покупки в радиусе 100 километров от Минска: как-то стало тесновато и душновато в городе. Этот нашелся благодаря знакомым, которые увидели в сети объявление о продаже. Приехала и влюбилась, — рассказывает Таня. — Дом вместе с участком в 25 соток обошелся в 15 000 рублей в пересчете на новые дензнаки. Местные сказали дорого, но очень уж понравилось. Когда еще жила в городе, во время зимних походов, бывало, и на неделю останавливались в сельских хатах. Причем здесь у меня водопровод, а там нужно было воду носить из колодца. Но все равно никаких особых трудностей я не испытывала. Все говорят, что зимой в деревне тяжело: столько работы, неудобств. Ну вот, попробовала: какие неудобства? Такое ощущение, что меня все обманывали, рассказывая про тяжести сельской жизни. И в деревне зимой не холодно. В Минске стоишь на остановке, мерзнешь, а здесь прошелся — и классно, даже в суровые морозы.Татьяна не лукавит и признает: водопровод и канализация очень упрощают быт. Однако проведенная в дом вода (кстати, только холодная, бойлер есть в душевой, но она на улице) не решает остальных деревенских проблем. Запасать дрова, топить печки, чистить снег, смотреть за домом и, самое главное, за лошадьми. А если что-то сломалось, пришло в негодность? Вызывать «мужа на час»?— Я не боялась и была уверена, что справлюсь. Во-первых, есть колоссальная «заочная» поддержка от родителей, это меня успокаивает и дает уверенность в том, что все будет в порядке. Во-вторых, у меня очень хозяйственный папа, который всегда знает, что нужно сделать. Безусловно, он не может сорваться и приехать в любой момент, но и так очень помогает. В-третьих, здесь много соседей, с которыми я дружу. Всегда могу позвонить: «Ай-яй-яй, сломалось, что делать?» Они или объяснят, или придут. Не хватает денег на корма, не сезон, не доехали туристы — есть большой круг людей, которые приедут, поддержат, обогреют, утешат и которые могут рассчитывать на то же самое от меня, — говорит Татьяна.540 рублей в месяц на себя и тех четырехТипичный день в деревне проходит так:— Просыпаюсь на рассвете сама, будильника у меня нет. Топлю печки, завтракаю. Вывожу лошадей на пастбище — они раскапывают снежок, едят траву. Набиваю им кормушки сеном. Дальше есть вариант сходить в гости, заняться творчеством, покататься на лошадках. В любой момент могут нагрянуть гости. Часть времени занимает работа с клиентами через интернет. Стационарного здесь нет, пользуюсь 3G-модемом от velcom — очень выручает, скорость как в городе. Ну, а вечером можно кино смотреть, книжки читать. Научилась готовить в печке, а то поначалу все переживала: как же буду без духовки. Пирог, приготовленный на «живом» огне, на углях, не то чтобы сильно отличается по вкусовым качествам, но энергетика у него потрясающая.В Воложинском районе есть несколько деревень, в которых поселились минчане — получилось своеобразное поселение бывших городских жителей. У него есть и свое название — Чудесные Холмы — отражающее особенности местности, которая здесь и правда холмистая. Практически всех минских «дауншифтеров» Татьяна знает лично.— В соседней деревне стоит типи — индейская палатка с дымоходом, в которой можно разводить огонь. По осени мы частенько там зависали с друзьями. Особая, «шаманская» атмосфера: люди сидят в кругу, отсветы пламени на лицах и стенах. Начиная с 21 декабря пошел сезон праздников: день зимнего солнцестояния, колядки, Новый год, Рождество и так далее… Вместе отмечаем.Танино увлечение — езда верхом. Ездит сама, учит этому других. Ее проект называется «Конь на гары». Горячая «конная» пора — с весны по осень. Но зимой желающих покататься на лошадях тоже немало — в среднем два двухдневных похода в месяц. Стоимость — 120 рублей с человека, в которые входит работа инструктора, аренда лошади, питание и проживание. На жизнь хватает, уверяет девушка.— Одна из четырех лошадей для меня, значит, в поход могут пойти три всадника. Это 360 рублей. За вычетом расходов на еду и доставку людей до деревни, если у них нет возможности добраться самостоятельно, остается примерно 270 рублей. Умножить на два похода — выходит 540 рублей в месяц. Мои основные расходы — электричество (50 рублей в месяц), дрова (еще около 50), корма для лошадей (примерно 200 рублей). Понятно, что зимой ничего не накопишь, все расходится на жизнь, это самый тяжелый период. Зато летом и доходов больше, и расходов меньше. Правда, летом я плачу аренду за лошадей, они ведь не мои собственные, а это примерно 400 рублей в месяц. Остальное — в копилочку на осень и зиму.Зимой от платы за арендованных лошадей девушку освобождают, входят в положение: не сезон. Ее «великолепная четверка» — из той самой конюшни, где она когда-то делала первые шаги как всадник, а затем и как инструктор.— Я поддерживаю тесные связи с хозяином конюшни, инструкторами. По правде, это такая большая семья из любителей верховой езды, лошадей и походной жизни. Несмотря на то что я сейчас живу за сотню километров от Минска, мы постоянно встречаемся, обмениваемся информацией. Лошади сближают людей, — говорит Татьяна.Есенин стер лапы в кровь и ехал верхомПо бодрящему морозцу идем на поле, где пасутся лошади. Таня и ее гостья Настя из Минска, тоже «болеющая» верховой ездой, несут «лошадиное» снаряжение и от помощи отказываются: мол, привыкли. С нами увивается собака Есенин.— Сопровождает меня во всех походах. Однажды стер лапы в кровь: бежал по асфальту. Назад идти не мог, ехал верхом впереди меня, вид имел несчастный. С тех пор бегает только по обочине, — рассказывает Таня, седлая солового Зефира.Тот бьет копытом и рад внезапно образовавшейся возможности прогуляться. Настя едет на гнедой красавице Бачате. Среди бескрайних снежных просторов девушки выглядят настоящими амазонками.— Этой весной как вышли из конюшни в мае, так все лето до конца августа и провели в седлах, — рассказывают они. — Один переход растянулся на 160 километров за три дня. В какой-то день верхом провели часов 14. Специально не подсчитывали, но тысячу километров точно прошли за все лето.Клиенты Татьяны — люди разного возраста, но преимущественно женщины. В основном белорусы, однако есть любители верховой езды из Москвы и Санкт-Петербурга. В прошлом году к девушке обратились даже мама с дочкой из Ханты-Мансийска, которым так понравилось бродить по чудесным холмам, что они планируют вернуться в Беларусь летом.— Длительный конный поход — приключение непростое, но интересное. Прокладывать маршруты проще всего по автомобильным дорогам, но на лошади так неинтересно, да и животные боятся машин. Самые привлекательные пути — те, что существовали уже сотни лет назад, идут через леса, луга, соединяют деревни, где реки иногда приходится переходить вброд. Эти живописнейшие дорожки не отмечены на картах, вот и приходится иногда поплутать.Не всегда удавалось разбить лагерь для ночлега до наступления темноты, но к полуночи все «железно» было готово. Палатки, спальники, коврики, продуктовый минимум — это «маст хэв» подобных мероприятий.— Мы вполне успешно берем в походы новичков, — комментирует Татьяна. — Но надо понимать, что у каждого свой уровень выносливости. Кто-то сел в седло впервые, но привык к нагрузкам и походной жизни — ну да, ножки болят, но переночевал и готов идти дальше. А кто-то все время в офисе и не может пройти пешком больше пяти километров в день — такой после двухдневного похода будет неделю лежать в постели, зализывать раны.У Татьяны нет машины, в Минск она добирается либо с помощью друзей-автомобилистов, либо на поезде. До ближайшей железнодорожной станции — пять километров. — Вы говорите, что я храбрая и отважная, а я вот не уверена, и возможно, это просто глупость, — смеется она. — Но после этих просторов, по которым так здорово лететь на лошади галопом, в город возвращаться совсем не хочется.https://lady.tut.by/news/inspiration/531341.html?utm_source=editorial_block&utm_campaign=recirculation_tut&utm_medium=read_more


АОуМ
 
Юрий_ТрибулевДата: Среда, 08.11.2017, 13:43 | Сообщение # 32
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2521
Статус: Offline

«Колхоз не в деревне, колхоз в людях».
История Юли и Леши, променявших Минск на прибыльное дело в глуши




Вчера был выходной. В Минске было
серо и сыро, в Лиссабоне проходил WebSummit, в Гомеле презентовали
прототип соцсети с дополненной реальностью. Шел очередной
высокотехнологичный год. Когда-то Юля и Леша тоже были частью всего
этого, пока цивилизация не вымыла их очередным информационным потоком и
не пришвартовала у берегов Браславских озер. Теперь они живут одни
посреди тоскующей белорусской деревни. Сдерживают кольцо сельской
безнадеги, не давая ему сомкнуться, и пытаются доказать, что мир можно
построить и на песке, а деньги — заработать из воздуха. 




Юля не ханжа, Леша не зануда. Они сидят в интернете и ездят в Европу,
используют сленг и читают новости, смотрят сериалы и знают о новинках
кинематографа. Нормальные ребята с прогрессивными взглядами и открытыми
горизонтами.


Еще семь зим назад они учились в минских вузах, ели «Роллтон» с
сосисками, мечтали об успешной карьере и квартире в столице. Потом
филолог Юля работала в типографии, чуть позже — в ветаптеке, потом
познакомилась с экономистом Лешей и открыла вместе с ним зоомагазин с
прудовыми рыбами и стеклянными домами для них.


Сегодня они живут в мире со своими интригами. В обед, например,
оголодавший коршун пытался утащить вредную и, наверное, оттого чертовски
живучую курицу. Затем самый наглый кабан рискнул объесть своего
двухсоткилограммового собрата, но был бит веткой по волосатой спине и
отруган беспристрастной хозяйкой. К вечеру варился сыр и насыщался
иван-чай.


Три года назад, кроме латвийской бабушки Наполеоновны и двух
приехавших досматривать ее детей, здесь не было вообще никого. Потом
появилась молодая семья Леши и Юли. Свет в окнах снова зажегся.


— Я родом из Гомеля, а Лешка всегда в Минске жил. Отучились в институтах, потом на работу пошли. Жили как все. Первые мысли о переезде
появились в тот момент, когда мы открыли свое небольшое дельце — стали
возить и продавать товары для собак. Было много волокиты, встреч,
переговоров и поездок. Мы уставали и старались на выходных выехать за
город,
— обувает резиновые сапоги хозяйка и предлагает поступить так же гостям. — Нам просто надоедал этот бесконечный поток информации. Идешь по городу —
авария, за углом еще одна, тут праздник, там драка… Стали ездить на дачу
и проводить там как можно больше времени.



Потом у нас заболела собака. Врачи поставили онкологию и сказали, что долго не протянет. Мы решили переехать на дачу и пожить с псом там,
чтобы он мог насладиться жизнью последние месяцы. Кормили его только
мясом и овощами, он много гулял, и было заметно, что ему лучше.

В будние дни там было хорошо, но в выходные дачный поселок в Минском районе превращался в проспект Независимости: пьянки, ремонты,
бензопилы и шансон. К этому времени мы уже пришли к тому, чтобы рискнуть
и свалить куда-нибудь совсем далеко.

— Больной бультерьер — это лишь повод. Он, кстати, четыре года еще прожил. Глубинные причины складываются из множества мелочей, — поддерживает Юлю супруг. — Качество жизни в городах все время растет, но ее продолжительность, несмотря на
это, неумолимо падает. Мы пришли к выводу, что это все из-за стресса.

Люди так спешат, что уже и не помнят, зачем живут. Мне в голову это пришло в тот момент, когда мы с Юлей пошли в тренажерный зал, чтобы
чувствовать себя лучше. Я подумал, что как-то глупо отдавать деньги за
спортивные занятия, чтобы после этого лучше работать и снова
зарабатывать на абонемент в зал.



К переезду у ребят уже был четкий план по развитию сельского
хозяйства и открытию собственного бизнеса, как бы скучно это ни звучало.
— Перед переездом мы решили узаконить отношения и рванули в свадебное путешествие по Италии. Там попробовали козий и овечий сыр. Он
был настолько офигенный, что мы решили попробовать сделать такой же.
Начали подыскивать жилье и остановились на этом домике. Его продавали за
$5000, он в целом был ухожен, во дворе сверкал на солнце прудик, а
хозяин казался приличным человеком,
— вспоминает Юлия.














В обычном деревенском доме с тремя небольшими комнатками и кухней
молодожены быстро навели порядок, снесли часть перегородок, покрасили
фасад и начали заниматься санузлом. Говорят, ехать сюда было совсем не
боязно.


— Во-первых, мы не просто бежали от чего-то, а имели конкретные представления о дальнейшей жизни. Во-вторых, квартиру в Минске мы
продавать все же не решились и просто нашли арендаторов. Нет, страха не
было.

Сперва у ребят появились овечки, за ними последовала целая армия
живности. Сегодня они держат девять коз, штук двадцать овец и баранов,
двух лошадей, трех кабанов, шесть разнокалиберных собак, примерно бочку
уток и мешок кур. Говорят, очень нужна корова.












Недавно они взяли у колхоза в аренду хороший кусок земли —
«неудобицу» — участок, непригодный для сельскохозяйственной обработки.
Там, на холмистых полях, они выращивают травы для чая и пасут свою
многочисленную живность. Утром козы и овцы выходят в поле, а после
заката сами возвращаются домой. Потому что умные.


АОуМ
 
Юрий_ТрибулевДата: Среда, 08.11.2017, 13:45 | Сообщение # 33
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2521
Статус: Offline
Всем этим ребята и живут: продают мясо на стейки для гурманов, варят крафтовый сыр разных сортов, держат огород и пытаются подходить к делу
грамотно.
— Сельским хозяйством можно хорошо зарабатывать. Согласен, у всех свое «хорошо». Тогда давайте так: можно зарабатывать так, чтобы на
жизнь хватало и еще хорошенько оставалось,
— рассуждает Леша. — Наши люди не зарабатывают в деревнях только потому, что не умеют и ленятся, а колхозы гибнут от бесхозяйственности.
Когда я узнал, сколько зарабатывают люди в окрестностях, за сердце схватился: 150 рублей. Так их еще и выбить нужно! Могут не
платить месяцами, а потом выдать колбасой.


Потом женщины ходят по домам и пытаются продать эту колбасу соседям. И людям приходится так жить, потому что они по-другому
разучились.

Вот мужик — кузнец в третьем поколении, отец его всему научил, но он считает, что здесь делать нечего, и едет в Минск, чтобы
вкалывать там за копейки непонятно кем.


И таких много: люди умеют делать лодки, строить, ковать, но тратят свои знания впустую.
Мы с Юлей как-то заморочились и посчитали, сколько зарабатывают деревенские на сдаче государству молока от двух коров. Человек каждое
утро встает, доит двух коров и везет молоко на завод, который принимает
его по 47 копеек за литр. Так фермер может зарабатывать примерно 300
рублей в месяц. А если бы он делал из молока продукцию и только тогда
продавал, мог бы получать в разы больше, что очевидно,
— возмущается Алексей (на что имеет законное право: он все же экономист по образованию).
— Все это печально, хотя в деревне деньги и не так сильно нужны. Мы, например, почти ничего не тратим: покупаем только каши и мелочи,
которые сами вырастить не можем. Раньше еще хлеб покупали, а теперь и
его печем. В общем, с финансами проблем не возникает: пока хозяйство не
окупалось, Юля писала в пару газет колонки о сельском хозяйстве, к тому
же у нас квартира в Минске по-прежнему сдается и приносит какие-то
деньги,
— рассказывает парень.


Сейчас ребята пытаются сделать все по уму. Недавно они оформили
личное подсобное хозяйство, что позволило легально продавать свою
продукцию. С их слов, первой прибыли им удалось добиться только на
третий год работы.
— Это тяжелый заработок. Работаем мы от светла до темна каждый день. Зимой есть возможность отдохнуть, а летом совсем тяжело. В первые
месяцы вообще с ног валились, сейчас привыкли. Зато я на 20 килограммов
здесь похудел!
— улыбается Леша. — Мы сразу все спланировали и решили, что сначала будем все вкладывать в дело, а уже потом заниматься
домом и собой. На самом деле уже сейчас не успеваем выполнять столько
заказов, сколько просят клиенты, хотя мы пока даже рекламы не давали. А
недавно вот договорились на поставку сыра в один ресторан, но еще
занимаемся оформлением документов: с этим в Беларуси все строго.

Конечно, в деревне ресторана нет, да и вообще почти ничего нет, но
молодожены утверждают, что недостатка в общении они не испытывают: после
приобретения собственного дома друзья бывают здесь чуть ли не каждую
неделю.


— У людей сформировался стереотип, что в деревнях нет хороших собеседников, да и вообще, мол, по душам сейчас ни с кем не поговоришь.
Это не так. Мы часто выезжаем в Браслав, где нашли много интереснейших
людей. Довольно часто ездим в латвийский Даугавпилс, гуляем по городу,
смотрим, как люди ведут хозяйство там. В Латвии все иначе, там люди
понимают, как жить в удовольствие на своей земле,
— делится Леша.
— Но там и требования другие! — возражает Юля. — У каждого должны стоять охладители молока, доильные установки, они носят
перчатки, и проверяющие к ним частенько заглядывают. Но мы стараемся у
них учиться и перенимать опыт.



— Да, из реальности мы стараемся не выпадать: так же читаем новости в интернете, следим за тем, что происходит, — продолжает глава семьи. — Только на некоторые вещи перестали внимание обращать: на мелочи, которые в
городе казались важными, но на самом деле никак не меняют мир и нашу
жизнь. Я, например, раньше был заядлым геймером, сутками играл в
онлайн-RPG, но сейчас понимаю, что это все глупости. Хотя и веселые.

Теперь мы больше читаем, стараемся изучать англоязычную литературу, в том числе профессиональную — по разведению животных или о
тонкостях сыроварения. Многие фичи только в иностранных книжках можно
найти.



Не дает покоя молодоженам только один момент — появление детей.
— Я много об этом думал, даже разузнал, какие школы есть в окрестностях. Пришел к выводу, что, если ребенок будет расти здесь, он
ничего не потеряет по сравнению с городскими, даже наоборот, многое
приобретет. Конечно, здесь хватает своих сложностей, но где их нет? Тут
проблема — найти друзей для общения, в городе — не связаться с
какими-нибудь отморозками. Захочет уехать в Минск — пожалуйста, за
границу — дорога открыта. Дети не должны повторять путь своих родителей,
— рассуждает хозяин. — Сами же мы возвращаться не думаем. Во всяком случае пока. За границу мы тоже
переезжать передумали, хотя были мысли уехать в Словению. Может, и у
нас однажды народ научится жить на своей земле и ничего не ждать. Колхоз
не в деревне, колхоз в людях.

От редакции. Знаете о существовании необычного дома или сами построили такой? Пишите на dm@onliner.by.
https://realt.onliner.by/2017....dex.com


АОуМ
 
Форум » Новая история Земли и Человека. Места Силы. Новые энергии. Мандалы Света и др. » - дОМ МАНДАЛА - ЭКОПОСЕЛЕНИЕ - ХУТОР ЧАРА - ТВОРЧЕСКИЕ ДЕРЕВНИ - » - ЭКОПОСЕЛЕНИЕ. Возрождение творческих деревень. Экошкола -
Страница 3 из 3«123
Поиск:

Сайт управляется системой uCoz