- ЭКОПОСЕЛЕНИЕ. Возрождение творческих деревень. Экошкола - - Страница 3 - Форум

 ~ НАШИ ПРОДУКТЫ ~   [ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск ·]
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Форум » Новая история Земли и Человека. Места Силы. Новые энергии. Мандалы Света и др. » - дОМ МАНДАЛА - ЭКОПОСЕЛЕНИЕ - ХУТОР ЧАРА - ТВОРЧЕСКИЕ ДЕРЕВНИ - » - ЭКОПОСЕЛЕНИЕ. Возрождение творческих деревень. Экошкола -
- ЭКОПОСЕЛЕНИЕ. Возрождение творческих деревень. Экошкола -
Юрий_ТрибулевДата: Пятница, 21.04.2017, 12:32 | Сообщение # 31
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2542
Статус: Offline
"Справляюсь не хуже мужчин". Минчанка переехала в деревню с четырьмя лошадьми

15 февраля 2017 в 9:20
Партнерский материал / velcomИстория молодой минчанки достойна восхищения: накануне зимних холодов девушка бросает комфортную жизнь в Минске и переезжает в деревенский домик в 100 км от столицы. Бескрайние просторы, подъем с петухами и езда верхом — вот что вдохновило Татьяну Чемерко кардинально изменить жизнь. К ней в деревню Большое Запрудье Воложинского района и отправилась «Страна открытий» — проект, который мы создаем вместе с velcom, рассказывает о людях, занимающихся любимым делом в белорусской глубинке. Наш репортаж — о том, как жить зимой в деревне без мужских рук, зачем женщинам езда верхом и почему на конные прогулки приезжают даже из Сибири.
«Меня обманывали, пугая трудностями сельской жизни»Серый дорожный пейзаж сменяется жизнерадостной картинкой разноцветных домиков на белоснежном фоне, когда мы сворачиваем с трассы Минск-Вильнюс на проселочную дорогу к Большому Запрудью. Заметенные улицы, красные яблоки на заснеженных ветках, дым из печных труб, никуда не спешащие люди и бесконечные холмы — сюда, за 100 километров от Минска, «убежала» Татьяна. С августа прошлого года она — владелица деревенского дома, где живет вместе с собакой Есениным и мурлыкающей кошкой… Кошкой. В сарае, переоборудованном под четыре денника, обитают лошади Прага, Бачата, Майя и Зефир.— Если честно, в одиночестве я здесь бываю довольно редко: если не туристы, то друзья постоянно приезжают. Но хозяйство веду
самостоятельно, — поясняет Таня.


Неказистый с виду домик внутри оказывается уютной и теплой сельской обителью. Современность и «ламповая» деревенская классика сплелись в приятный глазу антураж. Стеклопакеты и две русские печки, водопровод и тканые половики, трендовое кресло-груша и массивная «крестьянская» мебель. Многочисленные фигурки и рисунки лошадок вместе с красноречивой напоминалкой «навоз» на большой меловой доске намекают, что здесь живет любительница лошадей.
— Сначала я пошла по классической для девочки стезе: поступила в педуниверситет на факультет психологии. И даже три года работала по профессии — социальным психологом, была небольшая частная практика. Появились свободные деньги, которые куда-то надо было тратить, вот и занялась лошадьми. Ездила с инструктором, потом потихоньку начала сама. Когда поднабралась опыта, стала ходить в походы с клиентами как помощник инструктора. Ну, а однажды под Новый год меня впервые отправили вести прогулку самостоятельно, для четырех всадников. Как сейчас помню: погода паршивая, метет, ничего не видно. Но справилась. С тех пор вот уже три года и зимой, и летом, я вожу группы, — такова краткая рабочая биография Татьяны.
К «побегу» из города она готовилась давно и основательно.— Больше года назад начала смотреть варианты домов для покупки в радиусе 100 километров от Минска: как-то стало тесновато и душновато в городе. Этот нашелся благодаря знакомым, которые увидели в сети объявление о продаже. Приехала и влюбилась, — рассказывает Таня. — Дом вместе с участком в 25 соток обошелся в 15 000 рублей в пересчете на новые дензнаки. Местные сказали дорого, но очень уж понравилось. Когда еще жила в городе, во время зимних походов, бывало, и на неделю останавливались в сельских хатах. Причем здесь у меня водопровод, а там нужно было воду носить из колодца. Но все равно никаких особых трудностей я не испытывала. Все говорят, что зимой в деревне тяжело: столько работы, неудобств. Ну вот, попробовала: какие неудобства? Такое ощущение, что меня все обманывали, рассказывая про тяжести сельской жизни. И в деревне зимой не холодно. В Минске стоишь на остановке, мерзнешь, а здесь прошелся — и классно, даже в суровые морозы.
Татьяна не лукавит и признает: водопровод и канализация очень упрощают быт. Однако проведенная в дом вода (кстати, только холодная, бойлер есть в душевой, но она на улице) не решает остальных деревенских проблем. Запасать дрова, топить печки, чистить снег, смотреть за домом и, самое главное, за лошадьми. А если что-то сломалось, пришло в негодность? Вызывать «мужа на час»?— Я не боялась и была уверена, что справлюсь. Во-первых, есть колоссальная «заочная» поддержка от родителей, это меня успокаивает и дает уверенность в том, что все будет в порядке. Во-вторых, у меня очень хозяйственный папа, который всегда знает, что нужно сделать. Безусловно, он не может сорваться и приехать в любой момент, но и так очень помогает. В-третьих, здесь много соседей, с которыми я дружу. Всегда могу позвонить: «Ай-яй-яй, сломалось, что делать?» Они или объяснят, или придут. Не хватает денег на корма, не сезон, не доехали туристы — есть большой круг людей, которые приедут, поддержат, обогреют, утешат и которые могут рассчитывать на то же самое от меня, — говорит Татьяна.
540 рублей в месяц на себя и тех четырехТипичный день в деревне проходит так:— Просыпаюсь на рассвете сама, будильника у меня нет. Топлю печки, завтракаю. Вывожу лошадей на пастбище — они раскапывают снежок, едят траву. Набиваю им кормушки сеном. Дальше есть вариант сходить в гости, заняться творчеством, покататься на лошадках. В любой момент могут нагрянуть гости. Часть времени занимает работа с клиентами через интернет. Стационарного здесь нет, пользуюсь 3G-модемом от velcom — очень выручает, скорость как в городе. Ну, а вечером можно кино смотреть, книжки читать. Научилась готовить в печке, а то поначалу все переживала: как же буду без духовки. Пирог, приготовленный на «живом» огне, на углях, не то чтобы сильно отличается по вкусовым качествам, но энергетика у него потрясающая.
В Воложинском районе есть несколько деревень, в которых поселились минчане — получилось своеобразное поселение бывших городских жителей. У него есть и свое название — Чудесные Холмы — отражающее особенности местности, которая здесь и правда холмистая. Практически всех минских «дауншифтеров» Татьяна знает лично.— В соседней деревне стоит типи — индейская палатка с дымоходом, в которой можно разводить огонь. По осени мы частенько там зависали с друзьями. Особая, «шаманская» атмосфера: люди сидят в кругу, отсветы пламени на лицах и стенах. Начиная с 21 декабря пошел сезон праздников: день зимнего солнцестояния, колядки, Новый год, Рождество и так далее… Вместе отмечаем.Танино увлечение — езда верхом. Ездит сама, учит этому других. Ее проект называется «Конь на гары». Горячая «конная» пора — с весны по осень. Но зимой желающих покататься на лошадях тоже немало — в среднем два двухдневных похода в месяц. Стоимость — 120 рублей с человека, в которые входит работа инструктора, аренда лошади, питание и проживание. На жизнь хватает, уверяет девушка.
— Одна из четырех лошадей для меня, значит, в поход могут пойти три всадника. Это 360 рублей. За вычетом расходов на еду и доставку людей до деревни, если у них нет возможности добраться самостоятельно, остается примерно 270 рублей. Умножить на два похода — выходит 540 рублей в месяц. Мои основные расходы — электричество (50 рублей в месяц), дрова (еще около 50), корма для лошадей (примерно 200 рублей). Понятно, что зимой ничего не накопишь, все расходится на жизнь, это самый тяжелый период. Зато летом и доходов больше, и расходов меньше. Правда, летом я плачу аренду за лошадей, они ведь не мои собственные, а это примерно 400 рублей в месяц. Остальное — в копилочку на осень и зиму.Зимой от платы за арендованных лошадей девушку освобождают, входят в положение: не сезон. Ее «великолепная четверка» — из той самой конюшни, где она когда-то делала первые шаги как всадник, а затем и как инструктор.
— Я поддерживаю тесные связи с хозяином конюшни, инструкторами. По правде, это такая большая семья из любителей верховой езды, лошадей и походной жизни. Несмотря на то что я сейчас живу за сотню километров от Минска, мы постоянно встречаемся, обмениваемся информацией. Лошади сближают людей, — говорит Татьяна.Есенин стер лапы в кровь и ехал верхомПо бодрящему морозцу идем на поле, где пасутся лошади. Таня и ее гостья Настя из Минска, тоже «болеющая» верховой ездой, несут «лошадиное» снаряжение и от помощи отказываются: мол, привыкли. С нами увивается собака Есенин.
— Сопровождает меня во всех походах. Однажды стер лапы в кровь: бежал по асфальту. Назад идти не мог, ехал верхом впереди меня, вид имел несчастный. С тех пор бегает только по обочине, — рассказывает Таня, седлая солового Зефира.Тот бьет копытом и рад внезапно образовавшейся возможности прогуляться. Настя едет на гнедой красавице Бачате. Среди бескрайних снежных просторов девушки выглядят
настоящими амазонками.

— Этой весной как вышли из конюшни в мае, так все лето до конца августа и провели в седлах, — рассказывают они. — Один переход растянулся на 160 километров за три дня. В какой-то день верхом провели часов 14. Специально не подсчитывали, но тысячу километров точно прошли за все лето.Клиенты Татьяны — люди разного возраста, но преимущественно женщины. В основном белорусы, однако есть любители верховой езды из Москвы и Санкт-Петербурга. В прошлом году к девушке обратились даже мама с дочкой из Ханты-Мансийска, которым так понравилось бродить по чудесным холмам, что они планируют вернуться в Беларусь летом.— Длительный конный поход — приключение непростое, но интересное. Прокладывать маршруты проще всего по автомобильным дорогам, но на лошади так неинтересно, да и животные боятся машин. Самые привлекательные пути — те, что существовали уже сотни лет назад, идут через леса, луга, соединяют деревни, где реки иногда приходится переходить вброд. Эти живописнейшие дорожки не отмечены на картах, вот и приходится иногда поплутать.
Не всегда удавалось разбить лагерь для ночлега до наступления темноты, но к полуночи все «железно» было готово. Палатки, спальники, коврики, продуктовый минимум — это «маст хэв» подобных мероприятий.— Мы вполне успешно берем в походы новичков, — комментирует Татьяна. — Но надо понимать, что у каждого свой уровень выносливости. Кто-то сел в седло впервые, но привык к нагрузкам и походной жизни — ну да, ножки болят, но переночевал и готов идти дальше. А кто-то все время в офисе и не может пройти пешком больше пяти километров в день — такой после двухдневного похода будет неделю лежать в постели, зализывать раны.
У Татьяны нет машины, в Минск она добирается либо с помощью друзей-автомобилистов, либо на поезде. До ближайшей железнодорожной станции — пять километров. — Вы говорите, что я храбрая и отважная, а я вот не уверена, и возможно, это просто глупость, — смеется она. — Но после этих просторов, по которым так здорово лететь на лошади галопом, в город возвращаться совсем не хочется.
https://lady.tut.by/news....ad_more


АОуМ
 
Юрий_ТрибулевДата: Среда, 08.11.2017, 13:43 | Сообщение # 32
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2542
Статус: Offline

«Колхоз не в деревне, колхоз в людях».
История Юли и Леши, променявших Минск на прибыльное дело в глуши




Вчера был выходной. В Минске было
серо и сыро, в Лиссабоне проходил WebSummit, в Гомеле презентовали
прототип соцсети с дополненной реальностью. Шел очередной
высокотехнологичный год. Когда-то Юля и Леша тоже были частью всего
этого, пока цивилизация не вымыла их очередным информационным потоком и
не пришвартовала у берегов Браславских озер. Теперь они живут одни
посреди тоскующей белорусской деревни. Сдерживают кольцо сельской
безнадеги, не давая ему сомкнуться, и пытаются доказать, что мир можно
построить и на песке, а деньги — заработать из воздуха. 




Юля не ханжа, Леша не зануда. Они сидят в интернете и ездят в Европу,
используют сленг и читают новости, смотрят сериалы и знают о новинках
кинематографа. Нормальные ребята с прогрессивными взглядами и открытыми
горизонтами.


Еще семь зим назад они учились в минских вузах, ели «Роллтон» с
сосисками, мечтали об успешной карьере и квартире в столице. Потом
филолог Юля работала в типографии, чуть позже — в ветаптеке, потом
познакомилась с экономистом Лешей и открыла вместе с ним зоомагазин с
прудовыми рыбами и стеклянными домами для них.


Сегодня они живут в мире со своими интригами. В обед, например,
оголодавший коршун пытался утащить вредную и, наверное, оттого чертовски
живучую курицу. Затем самый наглый кабан рискнул объесть своего
двухсоткилограммового собрата, но был бит веткой по волосатой спине и
отруган беспристрастной хозяйкой. К вечеру варился сыр и насыщался
иван-чай.


Три года назад, кроме латвийской бабушки Наполеоновны и двух
приехавших досматривать ее детей, здесь не было вообще никого. Потом
появилась молодая семья Леши и Юли. Свет в окнах снова зажегся.


— Я родом из Гомеля, а Лешка всегда в Минске жил. Отучились в институтах, потом на работу пошли. Жили как все. Первые мысли о переезде
появились в тот момент, когда мы открыли свое небольшое дельце — стали
возить и продавать товары для собак. Было много волокиты, встреч,
переговоров и поездок. Мы уставали и старались на выходных выехать за
город,
— обувает резиновые сапоги хозяйка и предлагает поступить так же гостям. — Нам просто надоедал этот бесконечный поток информации. Идешь по городу —
авария, за углом еще одна, тут праздник, там драка… Стали ездить на дачу
и проводить там как можно больше времени.



Потом у нас заболела собака. Врачи поставили онкологию и сказали, что долго не протянет. Мы решили переехать на дачу и пожить с псом там,
чтобы он мог насладиться жизнью последние месяцы. Кормили его только
мясом и овощами, он много гулял, и было заметно, что ему лучше.

В будние дни там было хорошо, но в выходные дачный поселок в Минском районе превращался в проспект Независимости: пьянки, ремонты,
бензопилы и шансон. К этому времени мы уже пришли к тому, чтобы рискнуть
и свалить куда-нибудь совсем далеко.

— Больной бультерьер — это лишь повод. Он, кстати, четыре года еще прожил. Глубинные причины складываются из множества мелочей, — поддерживает Юлю супруг. — Качество жизни в городах все время растет, но ее продолжительность, несмотря на
это, неумолимо падает. Мы пришли к выводу, что это все из-за стресса.

Люди так спешат, что уже и не помнят, зачем живут. Мне в голову это пришло в тот момент, когда мы с Юлей пошли в тренажерный зал, чтобы
чувствовать себя лучше. Я подумал, что как-то глупо отдавать деньги за
спортивные занятия, чтобы после этого лучше работать и снова
зарабатывать на абонемент в зал.



К переезду у ребят уже был четкий план по развитию сельского
хозяйства и открытию собственного бизнеса, как бы скучно это ни звучало.
— Перед переездом мы решили узаконить отношения и рванули в свадебное путешествие по Италии. Там попробовали козий и овечий сыр. Он
был настолько офигенный, что мы решили попробовать сделать такой же.
Начали подыскивать жилье и остановились на этом домике. Его продавали за
$5000, он в целом был ухожен, во дворе сверкал на солнце прудик, а
хозяин казался приличным человеком,
— вспоминает Юлия.














В обычном деревенском доме с тремя небольшими комнатками и кухней
молодожены быстро навели порядок, снесли часть перегородок, покрасили
фасад и начали заниматься санузлом. Говорят, ехать сюда было совсем не
боязно.


— Во-первых, мы не просто бежали от чего-то, а имели конкретные представления о дальнейшей жизни. Во-вторых, квартиру в Минске мы
продавать все же не решились и просто нашли арендаторов. Нет, страха не
было.

Сперва у ребят появились овечки, за ними последовала целая армия
живности. Сегодня они держат девять коз, штук двадцать овец и баранов,
двух лошадей, трех кабанов, шесть разнокалиберных собак, примерно бочку
уток и мешок кур. Говорят, очень нужна корова.












Недавно они взяли у колхоза в аренду хороший кусок земли —
«неудобицу» — участок, непригодный для сельскохозяйственной обработки.
Там, на холмистых полях, они выращивают травы для чая и пасут свою
многочисленную живность. Утром козы и овцы выходят в поле, а после
заката сами возвращаются домой. Потому что умные.


АОуМ
 
Юрий_ТрибулевДата: Среда, 08.11.2017, 13:45 | Сообщение # 33
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2542
Статус: Offline
Всем этим ребята и живут: продают мясо на стейки для гурманов, варят крафтовый сыр разных сортов, держат огород и пытаются подходить к делу
грамотно.
— Сельским хозяйством можно хорошо зарабатывать. Согласен, у всех свое «хорошо». Тогда давайте так: можно зарабатывать так, чтобы на
жизнь хватало и еще хорошенько оставалось,
— рассуждает Леша. — Наши люди не зарабатывают в деревнях только потому, что не умеют и ленятся, а колхозы гибнут от бесхозяйственности.
Когда я узнал, сколько зарабатывают люди в окрестностях, за сердце схватился: 150 рублей. Так их еще и выбить нужно! Могут не
платить месяцами, а потом выдать колбасой.


Потом женщины ходят по домам и пытаются продать эту колбасу соседям. И людям приходится так жить, потому что они по-другому
разучились.

Вот мужик — кузнец в третьем поколении, отец его всему научил, но он считает, что здесь делать нечего, и едет в Минск, чтобы
вкалывать там за копейки непонятно кем.


И таких много: люди умеют делать лодки, строить, ковать, но тратят свои знания впустую.
Мы с Юлей как-то заморочились и посчитали, сколько зарабатывают деревенские на сдаче государству молока от двух коров. Человек каждое
утро встает, доит двух коров и везет молоко на завод, который принимает
его по 47 копеек за литр. Так фермер может зарабатывать примерно 300
рублей в месяц. А если бы он делал из молока продукцию и только тогда
продавал, мог бы получать в разы больше, что очевидно,
— возмущается Алексей (на что имеет законное право: он все же экономист по образованию).
— Все это печально, хотя в деревне деньги и не так сильно нужны. Мы, например, почти ничего не тратим: покупаем только каши и мелочи,
которые сами вырастить не можем. Раньше еще хлеб покупали, а теперь и
его печем. В общем, с финансами проблем не возникает: пока хозяйство не
окупалось, Юля писала в пару газет колонки о сельском хозяйстве, к тому
же у нас квартира в Минске по-прежнему сдается и приносит какие-то
деньги,
— рассказывает парень.


Сейчас ребята пытаются сделать все по уму. Недавно они оформили
личное подсобное хозяйство, что позволило легально продавать свою
продукцию. С их слов, первой прибыли им удалось добиться только на
третий год работы.
— Это тяжелый заработок. Работаем мы от светла до темна каждый день. Зимой есть возможность отдохнуть, а летом совсем тяжело. В первые
месяцы вообще с ног валились, сейчас привыкли. Зато я на 20 килограммов
здесь похудел!
— улыбается Леша. — Мы сразу все спланировали и решили, что сначала будем все вкладывать в дело, а уже потом заниматься
домом и собой. На самом деле уже сейчас не успеваем выполнять столько
заказов, сколько просят клиенты, хотя мы пока даже рекламы не давали. А
недавно вот договорились на поставку сыра в один ресторан, но еще
занимаемся оформлением документов: с этим в Беларуси все строго.

Конечно, в деревне ресторана нет, да и вообще почти ничего нет, но
молодожены утверждают, что недостатка в общении они не испытывают: после
приобретения собственного дома друзья бывают здесь чуть ли не каждую
неделю.


— У людей сформировался стереотип, что в деревнях нет хороших собеседников, да и вообще, мол, по душам сейчас ни с кем не поговоришь.
Это не так. Мы часто выезжаем в Браслав, где нашли много интереснейших
людей. Довольно часто ездим в латвийский Даугавпилс, гуляем по городу,
смотрим, как люди ведут хозяйство там. В Латвии все иначе, там люди
понимают, как жить в удовольствие на своей земле,
— делится Леша.
— Но там и требования другие! — возражает Юля. — У каждого должны стоять охладители молока, доильные установки, они носят
перчатки, и проверяющие к ним частенько заглядывают. Но мы стараемся у
них учиться и перенимать опыт.



— Да, из реальности мы стараемся не выпадать: так же читаем новости в интернете, следим за тем, что происходит, — продолжает глава семьи. — Только на некоторые вещи перестали внимание обращать: на мелочи, которые в
городе казались важными, но на самом деле никак не меняют мир и нашу
жизнь. Я, например, раньше был заядлым геймером, сутками играл в
онлайн-RPG, но сейчас понимаю, что это все глупости. Хотя и веселые.

Теперь мы больше читаем, стараемся изучать англоязычную литературу, в том числе профессиональную — по разведению животных или о
тонкостях сыроварения. Многие фичи только в иностранных книжках можно
найти.



Не дает покоя молодоженам только один момент — появление детей.
— Я много об этом думал, даже разузнал, какие школы есть в окрестностях. Пришел к выводу, что, если ребенок будет расти здесь, он
ничего не потеряет по сравнению с городскими, даже наоборот, многое
приобретет. Конечно, здесь хватает своих сложностей, но где их нет? Тут
проблема — найти друзей для общения, в городе — не связаться с
какими-нибудь отморозками. Захочет уехать в Минск — пожалуйста, за
границу — дорога открыта. Дети не должны повторять путь своих родителей,
— рассуждает хозяин. — Сами же мы возвращаться не думаем. Во всяком случае пока. За границу мы тоже
переезжать передумали, хотя были мысли уехать в Словению. Может, и у
нас однажды народ научится жить на своей земле и ничего не ждать. Колхоз
не в деревне, колхоз в людях.

От редакции. Знаете о существовании необычного дома или сами построили такой? Пишите на dm@onliner.by.
https://realt.onliner.by/2017....dex.com


АОуМ
 
Юрий_ТрибулевДата: Суббота, 25.11.2017, 22:49 | Сообщение # 34
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2542
Статус: Offline
Швейцария заплатит 20 тысяч евро тем, кто переедет в деревню в Альпах (но есть несколько условий)В Швейцарии придумали, как спасти от вымирания деревню Альбинен, где осталось всего
240 жителей. Чиновники предлагают платить по 20 тысяч евро каждому, кто
согласится переехать в горную деревушку, пишет Euronews.
Деревня Альбинен. Фото: albinen.ch«Несмотря на потрясающие виды и чистый горный воздух, население Альбинена постоянно сокращается. Местную школу закрыли, а опустевшие
дома сдают только в отпускной сезон, а большую часть года пустуют», —
пишет издание.Чтобы привлечь новых жителей, местные власти предлагают платить за переезд. Вознаграждение для взрослого составит 25 тысяч швейцарских
франков (21,5 тысячи евро), для ребенка — 10 тысяч франков (8,5 тысячи
евро). Таким образом семья из четырех человек в сумме «заработает» 60
тысяч евро.Однако принять готовы не всех — есть определенные условия. Будущий житель должен быть младше 45 лет и быть готовым прожить в Альбинено как
минимум 10 лет. Недвижимость, которую он купит или построит, должна
стоить не меньше 200 тысяч франков (175 тысяч евро).Власти Швейцарии по-разному пытаются спасти населенные пункты от вымирания. Например, крошечную деревню Кориппо, где сейчас живет
всего 13 человек, предложили превратить в «гигантский отель» —
превратить пустующие дома в гостиничные номера. «Жизнь в Кориппо
и других подобных деревушках особенная. Это как оказаться в другом веке.
Время замедляется, все друг друга в деревне знают, и чувствуешь
самобытность проживания в месте, которому уже несколько веков», — говорят представители местной власти.
Читать полностью:  https://finance.tut.by/news570207.html
https://finance.tut.by/news570....dex.com


АОуМ
 
Юрий_ТрибулевДата: Суббота, 25.11.2017, 23:02 | Сообщение # 35
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2542
Статус: Offline

«Если бы не переезд, мы бы не решились родить ребенка». Зачем семья программиста
уехала из Минска в деревню около Островецкой АЭС?
Интересно
В Байнете появился отличный сайт для деревенских дауншифтеров. Этот материал Евгения Манцевич написала специально для него.











8 0 [url=https://twitter.com/share?text="«Если бы не переезд, мы бы не решились родить ребенка». Зачем семья программиста уехала из Минска в деревню около Островецкой АЭС?"&via=citydog_by]0[/url]

По дороге в деревню Фольварки Островецкого района, когда до места назначения остается километров 20, нас, как и все остальные машины, не
пропускают сотрудники ГАИ. Приходится сворачивать и ехать по сельским
дорогам вместо шоссе. Справа между деревьями время от времени видны
градирни атомной электростанции. Сегодня на стройке учения. 
КАК ОНИ РЕШИЛИСЬОт будущей АЭС до Фольварков всего 10 км. Но труб там не видно. Тихая деревушка на 15 домов. У одной из них нас встречают хозяева – Алена, Кирилл и их сын Миша. Все очень улыбчивые и жизнерадостные.
 
Алена – менеджер по продажам, Кирилл – программист. Деревенский дом
купили летом 2014 года, а весной 2015-го переехали. Перед переездом
успели только вынести старый хлам и убрать. Искали место по нескольким
параметрам: чтобы в регионе была хорошая медицина, школа, чтобы район
развивался. Также смотрели на экологию. «К тому же очень важна была
близость к границе, – смеется Алена, – хотелось иметь возможность
поехать погулять».Островетчина подошла по всем параметрам. Благодаря АЭС район экономически развивается, сюда приезжают люди, здесь строят больницу
областного значения. И местность оказалась самой чистой из тех регионов,
которые рассматривали Алена с Кириллом, – Ивье, Воложин, Ошмяны,
Сморгонь.У меня возникает естественный вопрос, не страшно ли жить возле АЭС. На что Елена спокойно отвечает: «Совсем нет. Если бахнет, то по всей
Беларуси. Сто километров до Минска – это не расстояние, особенно
учитывая, что ветер в основном дует в ту сторону с Балтики».А Кирилл добавляет: «Рядом с ТЭЦ жить более вредно, чем рядом с АЭС. Атомная энергетика самая экологичная из тех, что изобрело человечество».
Правда, семья добавляет, что друзья подарили им счетчик Гейгера, а
перед запуском АЭС они съездят куда-нибудь подальше, в Гомельскую
область, например, – мало ли что.
 
До переезда в деревню Алена с Кириллом жили вместе с мамой Алены в
минской квартире на 46 квадратных метров. В Фольварках жилая площадь
чуть больше, но свободы, отмечает Кирилл, здесь очень много: «Выходишь
за дверь – и ты еще у себя, все твое. Очень важное ощущение».«Мы и размножились, потому что здесь свобода, – говорит Алена. – Лет 10 жили в Минске, а сын родился только здесь. Если бы не переезд, то,
наверное, и не решились бы родить ребенка».
РАБОТА, ЕДА, ИНТЕРНЕТКогда узнала, что станет матерью, Алена работала на АЭС – продавала электротехнику. Заканчивался трехмесячный испытательный срок. Как
добросовестная гражданка Алена сообщила своему руководству о
беременности. И с ней не подписали контракт. Алена смогла себя отстоять
стоимостью месячного пребывания в больнице на сохранении. В конце
концов руководство поняло, что так делать нельзя: девушке выплатили
компенсацию и извинились. Зато теперь, говорит Алена, ей работа на любой
стройке будет не страшна – настолько громадные там масштабы.Разве что был еще один момент, о котором девушка не смогла не упомянуть. Это нежелательное и навязчивое внимание со стороны мужчин:
«Там все мужчины, еще и командированные, 5 тысяч человек. Вот это было
страшно. Это как работать в военной части. Только там они военные, а
здесь приезжие – ни статуса, ничего. Неприятно. Но после первого месяца
уже привыкла».Умение писать письма в учреждения не раз выручало семью. Например, в следующем году семье под домом пообещали провести оптоволокно. А также
благодаря Алене в Островецком районе запустили доставку «Евроопта».
Девушка устроилась в службу доставки, собрала подписи и прислала письма
как физическое лицо и как сотрудница службы. Как результат – три машины
на район развозят продукты жителям Островетчины.
 
ЧТО ИХ ПОДТОЛКНУЛО К ПЕРЕЕЗДУНа мой вопрос, что прежде всего подтолкнуло молодую семью переехать в деревню, Кирилл и Алена долго думают. Кирилл вспоминает гостеприимство
грузин: «Приходишь – там такой дед: “Вот, ты пришел на мою землю, ты у
меня гость. И сейчас я тебе самый вкусный хлеб и лучший сыр, который моя
жена делает, дам”. И ты понимаешь: ты сидишь, у тебя рюкзак со всеми
твоими прибамбасами, которые стоят больше, чем все его хозяйство, но он
счастлив, он тебя угощает, и ему есть чем тебя угостить. И я подумал,
что что-то в этом есть. Что нужно для счастья? Хлеб хороший, сыр,
бутылка вина и жена».Алена вспоминает, как зачитывалась дневником теперь уже известного дауншифтера, а тогда начинающего Андрея Горвата, который описывал в
своем ЖЖ жизнь на хуторе под Воложином и рассказывал, как делает вино из
одуванчиков. И вот это вино Алену и зацепило.Также Кириллу мешали городской шум, алкоголики под окнами и соседские перфораторы. «Здесь, в деревне, алкоголики тоже есть, но они не под
окнами. Да и соседскую косу слышно совсем не так, как перфоратор через
стену или это “жух-жух-жух” на улице. В квартире летом жарко, окна не
закрыть. А здесь соловьи».Конечно, одной из основных причин переезда была жилплощадь.«Головой понимаешь, – говорит Алена, – чтобы заработать на квартиру в Минске, нужно лечь костьми, всю жизнь работать, ничего не видеть, нигде
не путешествовать и жить в муравейнике. А здесь можно почти за одну
зарплату купить себе дом и ни в чем себе не отказывать».
 
Кирилл в переезде видит одни плюсы. Ни от чего действительно отказаться
не пришлось. А вот Алене очень не хватает социализации. Сто пятьдесят
километров от Минска не каждый гость преодолеет, чтобы приехать. Бывает,
заезжают те, которые возвращаются по дороге из Вильнюса в Минск.
Поэтому Алена говорит, что если вдруг они вернутся в Минск, то это будет
одна из основных причин.В остальном – одни плюсы. Сын за полтора года ни разу не болел: «чем меньше людей, тем меньше болезней». Вот только недавно съездили в Минск –
и Миша подхватил какой-то вирус. Когда понадобилось вызвать врача на
дом, Кирилл просто поехал и привез доктора на своей машине. К тому же
отец уверен, что здесь и отношение врачей к пациентам совсем другое.
 
В городе хотя врачи и более опытные, это все же конвейер, а здесь тебя
видят, смотрят в глаза, помнят по имени и, соответственно, внимательнее
относятся к твоим проблемам.С местными в семье отношения нейтральные – приветствуются. Однако дело имеют только с теми, кто не пьет. Говорят, алкоголизм здесь большая
проблема. Нанимать на работу пьющих нет смысла – забывают о
договоренности. А вот кто не пьет, те и живут хорошо, в достатке.
КАК ОНИ ЗАРАБАТЫВАЮТ НА ЖИЗНЬАлена и Кирилл усаживают нас за стол и угощают обедом – бульбой с мясом. Мясо мягкое и необычное на вкус. Как оказалось, это крольчатина
собственного вскармливания и приготовления. Еще в начале своего переезда
семья составила план по развитию кролиководства. Подсчитали: три
кролика-матки хватает на трех человек. А чтобы иметь доход в 1000$ в
месяц, надо растить 50 крольчих.Сначала Алена и Кирилл довольно успешно продавали крольчатину в Минск, но в конце концов поняли, что это не их. Уход за большим
количеством кроликов совсем другой. Да и стали просто не справляться с
объемами производства – спрос намного превышал предложение. Кирилл
подсчитал: на то, чтобы разобрать тушку одного кролика, ему нужно
полчаса, а потом он продает его за 5$. А программированием за полчаса он
может заработать 15$. Поэтому сейчас растят кроликов только для себя. И
еще немного кур и уток.Для айтишника Кирилла было непросто убить своего первого кролика. «Первые раза три руки тряслись, страшно было. Смотрел видео на YouTube.
Перед тем как первый раз убить утку, также смотрел видео в интернете.
Посмотрел, пошел убил. Повесил, как кролика, думаю, надо разбирать.
Кролика разрезают посередине, и внутренности выкидываешь. Начинаю я утку
разрезать и понимаю, что у нее там есть киль. Ее так просто не
разрежешь. Пришлось снова идти смотреть». В общем, найти полезные
контакты и информацию по местности довольно сложно.«В Минске, когда что-то надо, лезешь в интернет. А здесь не прокатывает. В интернете ничего нет. Загуглить, чтобы найти что-то в
Фольварке, не получается», – смеется Кирилл.
 
ЭКСКУРСИЯ ПО ХОЗЯЙСТВУСолнечная погода вытаскивает из дома Кирилла, Алену и Мишу. По их улыбкам кажется, что жизнь в деревне совсем беззаботная. Алена
признается, что первое время очень страдала от насекомых: говорит, у нее
инсектофобия. Сейчас уже немного легче. А Кирилл говорит, что из города
казалось, будто все делается легко и быстро. Оказалось, это совсем не
так. К тому же все требует хороших вложений. С рождением ребенка ремонт
вообще стал. Пока сделано только то, что успели сделать до рождения
Миши. Главное для семьи были водопровод и канализация.«На самом деле люди в белорусских деревнях живут в XVIII веке, – сетует Алена. – На месте государства я бы создала специальную программу,
чтобы ЖКХ проводило людям канализацию и водопровод. На самом деле это
небольшие деньги. Сделайте вы для бабушек и дедушек рассрочку с
привязкой к пенсии! Думаю, все были бы в плюсе. Для государства это был
бы хороший стимул с привязкой к тому, что впоследствии будут приезжать
машины и выкачивать из выгребных ям. Вот вам дополнительный бюджет».
 
КАК КИРИЛЛ РАБОТАЕТ БИБЛИОТЕКАРЕМВремя обеда заканчивается, и Кириллу нужно ехать на работу. Он устроился библиотекарем в соседней деревне Ворона. Там есть хороший
интернет, просторное помещение. И Кирилл думал, что это отличная
возможность заполучить себе офис для работы программистом. Однако
оказалось, что кроме детей, которые постоянно летают выбирать и сдавать
книжки, есть еще куча планов, много писанины от руки – дневник,
карточки. И времени на программирование просто не остается. Либо не
получается сосредоточиться.Мы едем в Ворону. Кирилл открывает двери библиотеки, проводит нам небольшую экскурсию и останавливается у самой популярной секции –
женские романы и детективы. После усаживается за стол. Подключает
ноутбук. Тут же в помещение начинают прибегать один за другим дети.
Девочки лет десяти берут по тоненькой книжечке и уходят. Через минут 15
прибегают снова – уже прочитали.
 
За ними приходят ребята – ищут «Людзі на балоце». Кирилл уходит с ними в
середину зала и скрывается в полках. «А “Людзі на балоце” – это кто?» –
кричит оттуда Кирилл. «Мележ!» – отвечаю я и тут же вижу за своей
спиной целую полку с Мележем. Здесь и нужная книга.Из окна библиотеки хорошо видна Островецкая АЭС. Кирилл наконец усаживается за свой ноутбук. Но перед ним лежит «Летопись села Ворона»,
которая напоминает о неизбежном: от ноутбука предстоит оторваться снова,
чтобы обновить летопись и дополнить ее новыми фактами.У Алены зазвонил телефон: «Да, Николай, мы в Вороне, подъезжайте сюда, пожалуйста». Мы прощаемся с Кириллом и спускаемся с Аленой во
двор, встречать доставку «Евроопта».На прощание спрашиваю у Алены, что бы она пожелала тем, кто хочет переехать в деревню, но никак не решится. Алена советует перед переездом
обязательно продумать, на что жить. И не ждать пенсии, а переезжать
сейчас. В любом случае всегда можно посмотреть и, если что, вернуться в
город.https://citydog.by/post/family-aes/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com


АОуМ
 
Юрий_ТрибулевДата: Среда, 06.12.2017, 11:48 | Сообщение # 36
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2542
Статус: Offline
Репортаж из утопленной в болотах
белорусской деревни, которая веками развивалась отдельно от всего мира





Если раздвинуть километры полесского камыша и вытянуть голову к югу от несуществующих столичных проблем,
можно оказаться в аутентичном белорусском селе, жизнь в котором не
менялась слишком долго, чтобы закончиться хорошо. Окруженная гектарами
болот деревня веками строила свою маленькую вселенную и почти не
соприкасалась с остальным миром, пока цивилизация не протянула к ней
свои прожорливые конечности и не поглотила ее с потрохами. До недавнего
времени местечко Кудричи было с четырех сторон отрезано от остального
мира водой. Потом туда проложили сухопутную дорогу, провели телефонную
связь, телевидение, создали все удобства. В общем, все испортили.
Кудричи много раз пытались вернуть к жизни, но чего-то не хватило: то ли
упорства, то ли оптимизма и веры в себя, а может, все и правда было
безнадежно. Как уникальная белорусская деревня стала частью мира и
оттого многое потеряла — в репортаже Onliner.by.

Сейчас в деревню Кудричи можно добраться по относительно неплохой грунтовой дороге. Путь в 30 километров приходится преодолевать около
часа: ехать быстрее без ущерба для автомобиля не получается. За всю
поездку встречаем всего две машины: микроавтобус с польскими номерами и
чиновничью Geely.Эта дорога появилась относительно недавно, в середине 1990-х. До этого сюда невозможно было попасть без лодки: деревня со всех сторон
находилась под надежной охраной рек и болот, тянущихся на километры.
Раньше в такие места отправляли в качестве наказания, что было
равноценно смертной казни: выжить в сражении с дикой природой сможет не
каждый.Фото Кудричей американской исследовательницы Луизы Арнер Бойд, 1934 год. Источник: planetabelarus.byКонечно, окружение сильно сказалось на образе жизни аборигенов: многие за всю жизнь не заплывали дальше ямы, где водится сом, и поля,
где можно собрать сена для скота. Люди годами перемещались по
окрестностям исключительно по воде, а во время весенних паводков Кудричи
и сегодня разделяются на несколько «островов».Когда-то тут все было не так, как везде: старые имена, собственные традиции, промысел, культура. Но потом появилась дорога. Сто с лишним
дворов превратились в десяток стариков, тростниковые крыши были заменены
бездуховным шифером, собственное хозяйство облегченно выдохнуло и
подвинулось для полуфабрикатов из редкой автолавки. Сегодня полесская
глубинка выглядит так же печально, как и многие другие старые вымирающие
местечки: на улицах, кроме дачников, почти никого, молодежи нет,
большинство старых домов проседают все ниже и ниже под гнетом массивных
аистиных гнезд, и только старики доживают свой век и ни о чем не жалеют.
Традиции — это здорово, но и жить ведь как-то надо. И чем проще, тем
лучше.С развитием транспортного сообщения Кудричи медленно, но верно начали превращаться в обычную белорусскую деревню и терять все, что выделяло
ее среди остальных. Заметив утрату исключительных традиций, несколько
неравнодушных историков, краеведов и экологов решили встать на защиту
родного края и начали добиваться придания месту статуса
историко-культурной ценности, привлекать сюда бизнесменов, а вместе с
ними и туристов. Не вышло.Местные об интересе к деревне знают совсем мало: кто-то приходил, что-то спрашивал, а зачем — непонятно.— Вон тот дом купил один мужик, бизнесмен из города, хотел там гостиницу, что ли, открыть, а потом пропал куда-то, — отрывается от заготовки сена старик и рассказывает о самом насыщенном времени в истории деревни. — Потом этот дом другой предприниматель купил, тоже ничего не сделал и тоже
пропал. Сейчас вроде еще кто-то выкупил. Ой, бог их знает, что им тут
нужно.
Таких бизнесменов здесь побывало немало, но к делу перешел только один — бывший слесарь из Пинска Олег Садовский. Когда о деревне начали
узнавать по всей стране, мужчина решил, что место имеет все шансы на то,
чтобы стать новой визитной карточкой Беларуси, а потому надо
действовать.Олег купил старый дом, за который заплатил смешные $600, навел порядок, сделал ремонт, зарегистрировал агроусадьбу и стал ждать
туристов.— Я до 2011 года работал слесарем в Пинске, а после — инженером на производстве. Потом услышал разговоры про создание в Кудричах музея
под открытым небом. Идея показалось мне интересной, решил рискнуть,
изменить жизнь, так сказать,
— вспоминает скромный провинциальный бизнесмен. — Когда я открывался, дела вроде бы шли в гору. Была в Пинске парочка
инициативных людей, которые подошли к делу серьезно: собрали информацию,
проанализировали перспективы и обратились к местным властям с
предложением. Они хотели отремонтировать людям дома и запретить их
видоизменять. Место вернулось бы к первоначальному виду, стало бы
интересным для туристов, а местные еще бы и зарабатывать на этом смогли,
работая в этом музее и сдавая комнаты в аренду.
— Сначала чиновники заинтересовались, сказали, что это может сработать, что можно попробовать выбить деньги. Стали обсуждать. На
одном из совещаний кто-то начал возмущаться: «XXI век на дворе, а у
людей крыши из камыша — это же позор!» Видимо, возмущение было сильным,
потому что после этого все и загнулось. Позже было еще несколько
человек, которые пытались открыть здесь усадьбы и привлекать туристов
аутентикой, но дальше залития фундамента дело не зашло. В общем, теперь
только я здесь кручусь,
— с долей сожаления рассказывает пинчанин.По словам Олега, в начале его новой карьеры туристов было очень много, сейчас поток поутих. Мужчина связывает это с тем, что сегодня
деревня уже не так привлекательна, как раньше.— Для иностранцев это место — другая планета. Когда тут было много жилых домов с крышами из «чарота», предметы быта, старые лодки, им
было интересно. Сейчас они в основном приезжают, чтобы просто отдохнуть
на природе: смотреть-то уже почти не на что.
Тем не менее возвращаться к нанимателю на работу бизнесмен не планирует и на вопрос «Можно ли заработать на усадьбе среднюю по стране
зарплату?» широко раскрывает глаза: «Можно намного больше».Сама усадьба, конечно, выделяется на фоне остальных домов. Бизнесмен оправдывает «новодел» желаниями туристов.— Баню я накрыл «чаротом», а дом не рискую из соображений пожарной безопасности: камыш очень круто горит. Да и мастеров уже не
осталось — только те, кто по европейским технологиям делает, но они
бешеные деньги дерут.
Я старался выдержать стилистику: собирал по деревне орудия сельского хозяйства, предметы быта, для отделки нанимал мастеров из
соседней деревни, которые вырезают из дуба по своей технологии, старался
не использовать новые материалы, но уходить в эту эстетику слишком
сильно не хотел: иностранцы пугаются.
Недавно, например, немцы приезжали. Сказали, что хотят пожить на природе, отказались от номера и пошли спать в палатку. Хватило их
ненадолго: утром прибежали в душ и переехали в комнату. Не нужна им
настоящая деревня в полном масштабе.
Несмотря на упадок деревни, Олег утверждает, что интерес к ней все же есть: в усадьбе забиты практически все выходные и праздники.Сегодня предприниматель слабо верит в возрождение деревни. Потеряла надежду и самая активная защитница Кудричей — преподаватель Полесского
государственного университета, гид по Полесью и краевед Татьяна Хвагина.
Она была одним из инициаторов возрождения уникального края, искала
всевозможные варианты, но все же опустила руки.— Здесь всегда жили другие люди: со своим складом ума, особенностями и умениями. Когда в Кудричи пришла цивилизация, деревня
захлебнулась. Сейчас территория считается заповедной зоной: здесь нельзя
ловить рыбу, рубить камыш, охотиться — делать все, чем веками
занимались местные жители. Думаю, поэтому деревня и умирает. Ничего
удивительного.
Мы пытались все исправить, даже вытащили в наш край тогдашнего замминистра спорта и туризма! Привезли его в Кудричи, сделали небольшую
анимацию, местные накрыли стол, пели свои песни, показывали, возили. Он
повздыхал и сказал: «Я всей душой за Кудричи, но есть еще одна
инициатива — возрождение Августовского канала, и она более
привлекательна с экономической точки зрения». Я согласна, у
Августовского канала больший потенциал (как минимум в плане географии),
но одно другого ведь не исключает.
Местные власти тоже нашу идею не поддержали. Даже наоборот, были очень недовольны интересом к Кудричам: мол, нечего такую страшную
деревню тиражировать. Мы долго сражались, но так и не смогли найти
деловую поддержку. Кто-то восхищался, кто-то критиковал, но дальше
разговоров дело не пошло.
По словам Татьяны, местные тоже были достаточно холодны к инициативе, хотя и всегда оставались лояльны к туристам.— Если бы местные смогли получать какие-то деньги, вероятно, им было бы все это интересно. Надо понимать, что тут остались только
пожилые люди, доживающие свой век,
— вздыхает краевед.Похоже, сегодня планов по возрождению деревни не осталось уже ни у кого. В департаменте по туризму ситуацию комментировать отказались, а
заместитель директора сказал о ситуации всего несколько слов:— Эти вопросы до уровня Минспорта не поднимались, никаких документов подготовлено не было. У нас много людей, которые хотят
поднять свою деревеньку, но кто-то занимается делом (взять хотя бы
туркомплекс на Нарочи, который человек построил в деревне своих
родителей своими силами и действительно преобразил местечко), а кто-то
просто ждет помощи от государства и считает, что все им должны. Кто
хочет, тот делает.


АОуМ
 
Юрий_ТрибулевДата: Вторник, 06.03.2018, 23:33 | Сообщение # 37
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2542
Статус: Offline
«Сидя в деревне, не сложно
зарабатывать $500». Молодая семья купила дом за $5,5 тысячи и строит
собственное поселение

Автор: Дмитрий
Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий. Видео: Максим Тарналицкий

Сергей взбалтывает пассажиров своего внедорожника, показывая возможности полного привода, и дерзко мчит по
лесной дороге. Без такой машины здесь делать нечего: на легковушке к его
новому дому и близко не подберешься. Прошлым летом он вместе с женой
Яной оставил квартиру в могилевской панельке и уехал в беспросветную
глушь. Здесь ребята пытаются построить новую жизнь для себя и других
людей, которые однажды обязательно приедут. Молодая семья научилась
зарабатывать вдали от цивилизации и жить в свое удовольствие. Вместе с
единственным соседом они пытаются создать целое поселение со всеми
удобствами, работой и развлечениями. Пока все идет по плану.
Ни религии, ни идеологии — только собственные представления о жизни, идущие вразрез с «пластмассовым» миром. Сергей и
Яна всегда хотели жить за городом, вдали от шумных соседей,
информационного мусора и вечного страха нарушить чье-то пространство.
Однажды все же решились. Сошлись в цене с мужчиной из-под Ракова, отдали
залог, а после надолго потеряли его из виду, пока снова не наткнулись
на объявление о продаже этой же постройки, но уже в пять раз дороже.
Попрощались с потраченными впустую деньгами и продолжили поиски.А потом приехали сюда, в деревню Валевка под Новогрудком. Колесо старой легковушки завязло в грязи посреди леса да так и не отпустило.— Был сильный дождь. Над полем стояло марево, дороги были размыты. Мы проехали пару сотен метров и забуксовали. Уставшие и
намокшие, мы добрались до хутора, где познакомились с Владимиром. Он
вытянул нашу машину и рассказал об этих местах. Через полторы недели мы
уже оформляли документы и готовились к переезду,
— ребята везут нас к тому самому Владимиру и рассказывают о своей авантюре.Почем тут дома и что это за место такое?Посреди старого грабового леса стоит всего несколько домов: один «богатый», два интересных и пара-тройка разбитых. Один из них
принадлежит Владимиру — мужчине, который живет здесь уже почти 20 лет.В 1999-м он помогал старому другу перевезти вещи в соседнюю деревню. Покатался по окрестностям, что-то зацепило — так и остался. Снял комнату
у местной бабушки, купил участок и сразу начал строить дом.Денег на строительство у мужчины не имелось, пришлось выкручиваться и строить из того, что было: дерева, глины и опилок. Говорит, почти за 20
лет — никаких дефектов: печка все так же топит, стены держат тепло,
даже фундамент не просел.В небольшом двухэтажном домике есть просторная кухня с гостиной, спальня и большой подвал. Часть дома отведена под оранжерею, но руки до
нее пока не дошли.— Почему переехал? Да потому, что человек я свободный. Сперва хотел на Кавказ уехать, в самые далекие горы, но потом влюбился в эти
места. Раньше я офицером служил, потом в Минске бизнесом занимался:
покупал старые квартиры, делал там ремонт и перепродавал. Зарабатывать
можно и здесь, хотя не все умеют.
Если у человека нет страсти к самостоятельной жизни, какой-то внутренней свободы, то жизнь на природе не для него. Раб всегда
будет рабом. Он всегда боится потерять стабильность и не может уяснить,
что стабильности нет, что ее не существует.
Несколько лет назад Владимир хотел продать дом и построиться по соседству, но желаемой цены ему не предложили: давали всего $25 тыс., а
на новую постройку нужно было не меньше $33 тыс. Решил не продавать.Дом Сергея и Яны находится неподалеку. Ребята купили его всего за $5,5 тыс. Здесь они примерно полгода, а до этого жили обычной городской
жизнью: Яна работала педагогом-психологом, Сергей промышлял свадебной
съемкой. У них были собственная квартира в Могилеве, шумные соседи и
стандартный набор проблем современного человека, которые обременяли их
больше, чем остальных.— Сперва искали что-то под Минском, но ничего достойного не нашли. Заселяться в обычную деревню нам не хотелось: какой смысл ехать
на природу, если соседи там будут так же бухать и лить химикаты в
огород, у которого стоит твой колодец? Мы посмотрели все родовые
поселения страны, но и они нас не привлекали: вроде живут там люди,
водят свои хороводы, все у них хорошо — но не наше. Решили ехать на
хутор и тянуть за собой людей. Мы даже были готовы купить дом без
электричества, туалета, душа и строить все это своими руками, но потом
подвернулся этот вариант,
— рассказывает пара.Дом ребята купили, практически не раздумывая: решили использовать его в качестве пилотного проекта, который покажет, чего им хочется на самом
деле. Внутри он привлекателен ровно настолько, насколько невзрачен
снаружи: авторская мебель, деревянные полы и стеклопакеты, теплая печь, у
которой греются два кота сфинкса, необходимая техника, интернет. На
внутреннюю отделку у ребят ушло ровно 0 рублей: покупать не пришлось
вообще ничего.Градусник на окне показывает 33 градуса тепла: за счет небольшой площади обогревать помещение проще простого.Этот дом — временная мера. В будущем семья планирует построить купольный на холме, посреди леса. Уже и размеры посчитали: 10 метров в
диаметре, площадь — 120 «квадратов».— У купольных домов энергоэффективность выше, полезная площадь больше, а расход стройматериалов меньше. Пока присматриваемся, думаем,
считаем. Вряд ли будем строить в ближайшее время, пока хочется сделать
небольшую пристройку и наладить быт здесь, чтобы видеть все «косяки» и
понимать, чего мы хотим на самом деле,
— рассказывает Яна.Зарплата «по пятьсот», стол за $60 тыс. и стопроцентная занятость населенияСегодня на хуторе нет безработных: все три жителя работают и зарабатывают. А все потому, что Сергей и Яна подумали о переезде заранее
и подошли к делу грамотно. Прежде чем купить билет в один конец, они
кардинально сменили род деятельности и занялись веб-дизайном, чтобы
получить возможность работать удаленно. Пошли на курсы, получили
сертификаты, немного попрактиковались и начали нарабатывать клиентскую
базу. Периодически ребятам приходится мотаться в Могилев и закрывать
рабочие вопросы, но основную часть прибыли приносит именно удаленная
работа.— Когда Яна трудилась в школе, она зарабатывала ровно на бензин до работы и обратно, больше ни на что не хватало, — делает превью к рассказу жены Сергей.— Так я проработала всего несколько месяцев: надо слишком сильно любить дело, чтобы работать бесплатно. Потом ушла в продажи. Сперва
платили где-то $250, потом и вовсе скатились до $150. Зато в первый же
месяц на удаленке я заработала $450, потом еще чуть больше. В общем,
среднюю зарплату, живя в деревне, иметь можно,
— рассуждает девушка.— Да $500 можно иметь, сидя на пятой точке!— Сейчас интернет-специальности позволяют работать где угодно. У нас есть друзья, которые всю жизнь работали по дереву, одной техники
тысяч на семь долларов накупили, но зарабатывают они на Instagram.
Просто завели блог — и все. Так что я считаю, что жить и работать в
деревне может любой, кто готов хоть чуть-чуть подумать и найти себе
применение.
Владимир скромно улыбается, а после все же высказывает свою позицию:— Работать нужно ровно столько, сколько хочется. Если у меня есть желание, я могу работать и 12 часов подряд, а когда настроения нет —
вообще ничем не занимаюсь.
Работа у Владимира самая что ни на есть творческая: мужчина уже много лет производит авторскую мебель из дерева. Недавно он создал сайт на
российском домене, где представлено его творчество. Часть изделий —
простые столы и стулья, какие обычно используют в интерьерах кафе
национальной кухни, в саунах или на дачах. Есть работы и посложнее.
Недавно он выставил на продажу два столика, каждый стоимостью $8000. Столешницы в них
сделаны из столетних жерновов, которые мужчина случайно нашел при работе
в огороде, ножки — из «дубовых букетов».Самый дорогой «экспонат» в его коллекции сейчас находится на стадии производства. Владимир
работает над пятиметровым столом из 260-летнего дуба, вываренного в
масле. Стоить он будет $60 тыс. Пока столь дорогих заказов у него не
было, но Владимир уверен, что все впереди.— Сайт появился совсем недавно, сейчас Яна с Сергеем занялись его раскруткой. Думаю, спрос будет. Потом сделаем сайт и для белорусов —
там цены будут чуть демократичнее,
— объясняет мужчина.Весь его дом украшен собственными работами: все — от ножек комода до винтовой лестницы — сделано своими руками. Кстати, именно он делал
лестницу в одном из самых необычных домов в стране, о котором мы уже рассказывали.Раньше Владимир занимался еще и агротуризмом, однако в последнее время поток гостей сошел на нет: не хватало рекламы. Но не просто же так
сюда приехали новые соседи, плотно работающие в интернете. Обещают
раскрутить.О строительстве собственной деревниГде-то в лабиринтах не построенной пока деревни есть и самый настоящий собственный долгострой. Посреди поселения выросло просторное
здание, которое готовилось стать школой, где не будет ни оценок, ни
экзаменов — только концентрированные знания без примеси волнений и
стрессов. Строительство немного затянулось, но работы над ним
продолжаются. Это одна из частей будущего поселения.— Давайте назовем это гостевым домом. Мы пока не уверены, как именно он будет использоваться, — объясняет Владимир. — Когда-то мне в голову пришла идея здания, которое будет состоять из «сот». Я
всегда был слегка чокнутым, поэтому сразу начал действовать. Какое-то
время я искал инвестора — и заинтересованные люди нашлись, но позже
прикинули свои силы и решили, что не потянут. Бизнесмены посчитали: если
все делать из современных материалов, нанимать людей и так далее, он
будет стоить около $2 млн. Конечно, таких денег не нашлось. Так что
теперь обходимся своими силами. Думаю, мы создадим здесь гостиницу или
что-то в этом духе.
Деревянный каркас уже полностью готов, одна из стен зашита соломенными блоками, рядом построена котельная, к помещениям подведено
электричество, но как скоро все это будет готово, совершенно неясно.Едем дальше. Где-то у поля находим просторную баню с глубоким бассейном, рядом — два небольших домика для отдыха.Несколько лет назад Владимир получил восемь или девять участков с заброшенными хуторами. Мужчина купил их, чтобы со временем воссоздать их
и сохранить для потомков. Конечно, есть в этом и коммерческая
составляющая.— Если люди все же поедут сюда, они смогут восстановить себе жилье и вместе с нами работать над обустройством поселения. Надеюсь, мы
вернем в эти места жизнь,
— провожают нас ребята. — Мы бы не хотели, чтобы сюда ехали фанатики и люди, помешанные на каких-то
странных идеях. Хочется просто обзавестись хорошими, вменяемыми
соседями, которые не будут включать песни Михаила Круга, жарить шашлык и
орать до ночи, зато будут любить природу и поддерживать ЗОЖ. Все, что
мы задумали, — это просто попытка самим создавать свою жизнь. Разве вы
бы не хотели выбрать себе соседей?

Если у вас возникло желание побольше узнать о жизни в поселении, вопросы можно задать Сергею и Яне: Mrs.kermin@yandex.by


АОуМ
 
Юрий_ТрибулевДата: Среда, 11.04.2018, 13:41 | Сообщение # 38
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2542
Статус: Offline
http://downshifter.by/slabada

АОуМ
 
Юрий_ТрибулевДата: Четверг, 10.05.2018, 20:35 | Сообщение # 39
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2542
Статус: Offline
https://realt.onliner.by/2017/10/10/uexali

АОуМ
 
Юрий_ТрибулевДата: Пятница, 29.06.2018, 20:40 | Сообщение # 40
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2542
Статус: Offline
https://news.tut.by/society/593126.html?crnd=62568 - сыры

АОуМ
 
Форум » Новая история Земли и Человека. Места Силы. Новые энергии. Мандалы Света и др. » - дОМ МАНДАЛА - ЭКОПОСЕЛЕНИЕ - ХУТОР ЧАРА - ТВОРЧЕСКИЕ ДЕРЕВНИ - » - ЭКОПОСЕЛЕНИЕ. Возрождение творческих деревень. Экошкола -
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск:

Сайт управляется системой uCoz