--- НАРКОТИКИ ВРЕД или ПОЛЬЗА --- - Форум

 ~ НАШИ ПРОДУКТЫ ~   [ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск ·]
Страница 1 из 11
Форум » Новая история Земли и Человека. Места Силы. Новые энергии. Мандалы Света и др. » - СВОБОДНЫЕ ТЕМЫ - » --- НАРКОТИКИ ВРЕД или ПОЛЬЗА --- ((делимся мнениями))
--- НАРКОТИКИ ВРЕД или ПОЛЬЗА ---
Юрий_ТрибулевДата: Суббота, 14.12.2013, 13:21 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2505
Статус: Offline
Посчитал эту тему важной и злободневной. Выскажу своё мнение. Считаю любые наркотические вещества откровенным злом для белого человека !!! Хоть и допускаю, что специалисты высокого уровня могут точечно применять небольшие дозы природных веществ в экстренных случаях помощи человеку.

Так уж получилось, что часто играл в музыкальной группе с музыкантами увлекающимися дурью. Я всё это считал юношеским баловством пока ко мне не приехал бас гитарист и сказал, что ему остался год. Так оно всё и случилось... И я понял, что это не шутки...

Прикрепления: 4405068.jpg(40Kb)


АОуМ
 
Юрий_ТрибулевДата: Суббота, 14.12.2013, 13:22 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2505
Статус: Offline
Революция с марафетом

Фрагменты из книги Александра Сидорова «На Молдаванке музыка играет»

Введение в России сухого закона во время Первой мировой войны привело к тому, что вся страна подсела на кокаин. Наркомания охватила все слои общества. Побороть ее удалось только спаиванием страны*

Александр Сидоров

Именно Первая мировая война способствовала тому, что кокаин (наряду с морфием) стал в России "культовым" наркотиком. В империи на время войны ввели сухой закон, под запрет попали не только водка, вино и самогон, но даже пиво. В этих условиях горожане (особенно питерцы и москвичи) нашли замену алкоголю в доступном поначалу белом порошке.
Февральская, а затем Октябрьская революции 1917 года способствовали распространению самых грязных и отвратительных форм кокаинизма. В довоенное время кокаин все же был популярен в среде богемы, его называли "наркотиком для богатых". Революционные потрясения способствовали "демократизации" "кокса". Собственно, уже в ходе Первой мировой из-за слабой охраны границ шла усиленная контрабанда в Россию германского кокаина из оккупированных немцами местностей через прифронтовую полосу — Псков, Ригу, Оршу и из Финляндии через Кронштадт. А после Февральского переворота волна "марафета" буквально накрыла Питер и Москву.
"Марафет" белый и красный
В мае 1917 года была арестована крупная шайка, которая промышляла торговлей кокаином. Ее главарь А. Вольман получал товар из Германии через Швецию и продавал его в Петрограде и Москве. Люди Вольмана в Петрограде торговали кокаином в лавке дома N 10 по Щербакову переулку, устраивали "вечеринки секты Сатаны" в нескольких конспиративных квартирах. Через год в том же Питере была пресечена деятельность похожей шайки из восьми человек во главе с неким Смирновым: преступники снимали несколько меблированных комнат на углу Невского и Пушкинской. При обыске у них обнаружили кокаин в таблетках, а также драгоценности и меха. Кокаин обменивался на краденые вещи.
Законченными кокаинистами были многие балтийские матросы — опора большевиков. Среди "нюхачей" нередко встречались и питерские рабочие-пролетарии, готовые на любое преступление за полосу "кошки" (жаргонное название кокаина), проститутки, мальчишки, которые торговали порошком у Николаевского вокзала... Революционные матросы ввели в обиход выражение "балтийский чай": раствор кокаина в этиловом спирте или другом крепком алкоголе. Такая смесь продлевает и усиливает эффект от приема кокаина.
От "братишек" в тельняшках не отставали "отцы-командиры" — балтийские офицеры. В Кронштадте они даже создали "Коке-Клуб", члены которого не только сами употребляли наркотики, но и распространяли "марафет" среди сослуживцев, скупая порошок у медсестер и врачей (за медиками закрепилась нелестная слава самых ярых морфинистов и кокаинистов). Между офицерами и матросами часто вспыхивали жестокие драки из-за наркотиков, аптеки Кронштадта и Петрограда постоянно подвергались вооруженным налетам "занюханных" военных. Справиться с этим чудовищным безобразием не могли ни Временное правительство Керенского, ни даже пришедшие ему на смену большевики.
Собственно, поначалу большевики особого значения борьбе с кокаинизмом и не придавали. Напротив, к "марафету" для поднятия боевого духа обращались и красные командиры, и бойцы, вымотанные постоянными тяжелыми боями. Да и в верхах советской бюрократии к "нюхачеству" порой относились как к экзотической забаве. Так, брат чекиста Моисея Урицкого — Борис Каплун даже создал салон, куда приглашал представителей богемы побаловаться конфискованным "коксом".
Впрочем, активно прибегало к этой "забаве" и белое офицерство. В. Ревзин и П. Черноморский, авторы исследования по истории кокаинизма, пишут: "Уже после октября 17-го часть офицеров русской службы предложила свои услуги германскому рейхсверу в борьбе против большевиков на Украине. Несколько месяцев спустя тревогу били уже в Берлине. Немецкие наркологи утверждали, что именно эти господа заразили кокаинизмом части германской армии на Украине и в Прибалтике. После того как люди эти оказались в европейских городах, некоторые из них занялись планомерной торговлей кокаином. Прежде неизвестное слово "кокс" нашептывалось на перекрестках улиц, в кафе, в притонах и на вокзалах". Таким образом немецкий кокаин вернулся в родные края...
Михаил Булгаков, посвятивший периоду немецкой оккупации Украины роман "Белая гвардия", не раз упоминал в своем произведении губительный наркотик: "...в табачном дыму светились неземной красотой лица белых, истощенных, закокаиненных проституток"; "Излечи меня, о Господи, забудь о той гнусности, которую я написал в припадке безумия, пьяный, под кокаином"...
Кокаинистом был генерал Яков Александрович Слащев — один из организаторов обороны Крыма, прототип генерала Хлудова из булгаковского "Бега". Ревзин и Черноморский считают, что в образе Хлудова любой современный психиатр угадает законченного кокаинового наркомана: "Зрительные и слуховые галлюцинации, нервозность и глубочайшая депрессия, кипучая, но безрезультатная деятельность и припадки ярости, все то, что читатель приписывает лишь неким "душевным метаниям" белого генерала, на самом деле есть типичные признаки тяжелого кокаинового психоза".
Представители "дна" были самыми активными потребителями кокаина. Иллюстрация Юрия Анненкова к поэме "Двенадцать" -— Катька
Представители "дна" были самыми активными потребителями кокаина. Иллюстрация Юрия Анненкова к поэме "Двенадцать" -— Катька
Фото: РИА НОВОСТИ
Да разве речь только о Слащеве? Когда Красная армия рвалась в Крым, на улицах Ялты и Севастополя толпы оборванных, грязных людей с офицерскими погонами рыскали в поисках заветной "дозы"! Им было не до сражений...
Кокаиновые будни Республики
Достать кокаин в первое десятилетие советской власти не составляло особого труда. Наркотик продавали на рынках, им торговали на улицах и в притонах беспризорники и проститутки... Представители "дна" являлись и наиболее активными потребителями зловредного порошка.
Как отмечают исследователи, в новой России наркомания перестала быть "столичной болезнью", охватив губернские, уездные города и даже села. Лидером по распространению являлся именно кокаин. Врач Л.М. Василевский в брошюре "Дурманы" (1924) писал: "В последние годы у нас кокаинизм в крупных городах принимает грозные размеры, чему способствует контрабандный ввоз яда, особенно из Эстонии и Латвии. "Белый порошок", "марафет" все более распространяется... не только среди подонков столиц и особенно среди проституток и их "котов", но и среди советских служащих, врачей и особенно актеров".
Москва и Питер считались признанными кокаиновыми лидерами. Одним из самых популярных мест, облюбованных "занюханными" в Белокаменной, были Сухаревские подземные уборные, где кокаинисты резались в карты и тут же, просадив все, бежали на "дело". В Головине переулке, между Трубной и Сретенкой, находился так называемый кокаиновый домик, держали его мать и сын Новиковы. Немало кокаиновых притонов было на Цветном бульваре и Домниковке. Популярным считался и "волчатник" в Проточном переулке. Хозяйка его, грубая одноглазая баба, скупала краденые вещи или обменивала их на порошок. "Королем кокаина" в Москве считался некто Батинин-Батулин. В январе 1925 года его арестовали агенты угрозыска и обнаружили при обыске небольшую "наркоразвесочную фабрику" с тремя работницами.
Борис Пильняк в повести "Иван Москва" писал: "В притонах Цветного бульвара, Страстной площади, Тверских-Ямских, Смоленского рынка, Серпуховской, Таганки, Сокольников, Петровского парка — или просто в притонах на тайных квартирах, в китайских прачечных, в цыганских чайных — собирались люди, чтобы пить алкоголь, курить анашу и опий, нюхать эфир и кокаин, коллективно впрыскивать себе морфий и совокупляться... Мужчины в обществах "Черта в ступе" или "Чертовой дюжины" членские взносы вносили — женщинами, где в коврах, вине и скверных цветчишках женщины должны быть голыми. И за морфием, анашой, водкой, кокаином, в этажах, на бульварах и в подвалах — было одно и то же: люди расплескивали человеческую — драгоценнейшую! — энергию, мозг, здоровье и волю — в тупиках российской горькой, анаши и кокаина".
Не отставал и Питер. Здесь тоже социальной базой наркомании были преимущественно маргиналы: сутенеры, наводчики, мелкие грабители и второстепенные бандиты. Особо прогремело в 1925 году дело Григория Кутькова по прозвищу "Комендант чумного треста". Он контролировал уличную торговлю наркотиками между улицей Марата и Лиговкой — в самом криминальном районе Ленинграда. На него работали десятки беспризорных ребят, уличных проституток и содержательниц притонов. "Этот тип вращался среди ночных "фей" и распространял запасы отравы через знакомых ему передатчиц",— писал журнал "На посту". Когда "Коменданта" задержали, при нем обнаружили кокаин и шприцы для морфия. Репортер справедливо отметил: "С десяток активных торговцев привлечены, но это только маленький отряд в армии "зачумленных", которыми кишат по вечерам и ночам наши улицы".
Временем расцвета кокаинизма стал нэп. В "Словаре жаргона преступников" того времени этот наркотик имел восемь синонимов: антрацит, кикер, кокс, марафет, мел, мура, нюхара, нюхта. Сюда можно добавить уже упоминавшуюся "кошку", "белую фею" и "бешеный порошок". Причина такой популярности очевидна: кокаин не требовал специальных притонов для курения, как опиум и гашиш, или шприца, как морфий. "Кокс" втягивали в нос с гусиного пера, ладони, ногтя, бумажки и т.д. Правда, торговцы разбавляли кокаин аспирином, мелом, хинином. В комедии Булгакова "Зойкина квартира" Аметистов спрашивает: "Кокаину принес?.. Отвечай по совести: аспирину подсыпал?" Чистый кокаин ("кошка") был большой редкостью. Поэтому многие кокаинисты в двадцатые годы прошлого века принимали дозы по 30-40 граммов в день без особых последствий.
Профессор-криминолог Михаил Гернет в исследовании 1924 года выяснил, что кокаин употребляли 82 процента опрошенных им бездомных ребят. А P. Зиман в работе "О кокаинизме у детей" (1926) привел результаты опроса 150 беспризорных, из которых 106 (70,7 процента) достаточно долго употребляли кокаин. Современный исследователь Станислав Панин пишет: "Опросы беспризорных детей об их состоянии во время "занюханности", проведенные в 1920-е гг., выявили следующую картину. Дети были нечувствительны к холоду, голоду и иным житейским невзгодам. Имея достаточно кокаина, они могли по нескольку дней не есть и не спать и были мало чувствительны к побоям. "Тепло", "есть совсем не хочется", "тебя бьют, а не больно совсем, только потом, как пройдет понюшка, тело от побоев болит". Выход из кокаинового опьянения, как правило, был связан с резкими головными болями, чувствами усталости, сонливости, разбитости и резкой тягой к новой "понюшке". А при отсутствии последней у ребят очень часто наблюдался психоз, сопровождавшийся галлюцинациями. В конечном итоге употребление кокаина детьми приводило к целому букету душевных недугов, физическому, психическому и моральному вырождению личности".
Британский дипломат Роберт Ходжсон в 1926 году приводил в своем докладе статью из советской газеты, согласно которой от 50 до 80 процентов бездомных детей нюхали кокаин. Дети-кокаинисты зарабатывали попрошайничеством, пением в вагонах, но в основном кражами, были среди них и убийцы. Беспризорники нюхали кокаин перед тем, как идти "на дело": он придавал им смелость.
Что касается вырождения личности, лучше всего обратиться к свидетельству сэра Бертрана Джеррама, который примерно в это время посетил клинику для детей-наркоманов: "Все были искусными карманными воришками и представителями других антисоциальных профессий. Принимались только мальчики, старшему было четырнадцать лет. Врачи и медперсонал рассказали... об отвратительных патологических и сексуальных отклонениях отдельных девяти- или десятилетних беспризорников... Врач мог лишь констатировать, что большинство из них пролетарского происхождения и что русский пролетариат страшно беден. Он признался, что до революции не было ничего подобного".
В 20-е годы наркотики стали активно проникать и в среду молодых рабочих. Так, М. Белоусова, исследуя проблему кокаинизма в 1926 году, выяснила, что среди "занюханных" рабочие составляли 10,7 процента. Она же сообщала, что употребление кокаина распространено даже... в среде работников правоохранительных органов! Причина примерно та же, что и в период мировой войны: в первой половине 20-х годов в Республике Советов действовал запрет на производство водки, традиционного элемента рабочего досуга. Поэтому в качестве "заменителя" рабочие нередко использовали "белую фею".
"Зеленый змий" против дурмана
Нельзя сказать, чтобы руководство первого в мире пролетарского государства закрывало глаза на критическую ситуацию с наркотиками. С 1919 года за распространение "дури" стали приговаривать к лишению свободы на 10 и более лет. Правда, из Уголовного кодекса 1922 года этот состав преступления исчез. Появился он только в УК 1924 года и закрепился в УК РСФСР 1926 года. Однако статья 104 этого УК была более мягкой и предусматривала до трех лет лишения свободы. Употребление наркотиков преступлением не считалось и не преследовалось.
Все эти меры, впрочем, не дали особых результатов. Не помог даже декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 6 ноября 1924 года "О мерах регулирования торговли наркотическими веществами", которым воспрещалось свободное обращение опия, кокаина и их производных, а ввоз и производство наркотиков попали под контроль государства.
Главный удар по наркотикам советская власть нанесла... водкой! Той самой водкой, которую до этого запрещала выпускать, что, как мы уже отмечали, стало одной из причин чудовищного роста наркомании.
Вообще-то большевистское правительство в отмене запрета на водку вряд ли руководствовалось благими целями борьбы с кокаином, морфием, опием, гашишем и прочей гадостью. Во всяком случае, уж точно эти идеи не были у него на первом месте. Просто стало ясно, что государство теряет огромные деньги, которые идут в карманы самогонщиков.
Сначала в августе 1924 году на прилавках появляется государственная "полуводка" — "Русская горькая" крепостью 20 градусов по цене полтора рубля за бутылку. Только за сентябрь было продано около 200 тысяч бутылок этого "живительного напитка"! При этом резко упал уровень самогоноварения. Но вскоре интерес к 20-градусной пародии на водку у населения охладел, народ снова потянулся к самогонщикам. Тогда в декабре крепость "Русской горькой" пришлось поднять уже до 30 градусов; за неполный месяц народ раскупил уже полмиллиона бутылок!

Ободренные успехом, партия и правительство сделали очередной шаг навстречу трудящимся: в стране вводится государственная водочная монополия, и "Русская горькая" наконец-то становится 40-градусной, как положено всякой честной водке. Воодушевленный народ тут же окрестил ее "рыковкой" по имени председателя Совета Народных Комиссаров, который подписал судьбоносный декрет от 28 августа 1925 года о порядке производства водки и торговли ею (ходили слухи, что сам Рыков крепко "закладывает за воротник" и лечится за границей от запоев).
С этого времени начинается закат наркопотребления в СССР. Крепкие напитки стали легкодоступны, а каналы доступа к наркотикам постепенно, но неотвратимо перекрывали: укреплялись границы (железный занавес сыграл свою положительную роль), ужесточался контроль продажи и использования обезболивающих препаратов в больницах и аптеках.
Радость советских граждан оказалась безмерной; они с таким рвением бросились утолять жажду, что в стране резко подскочило количество жертв "зеленого змия". В 1923 году на 100 тысяч жителей Питера приходилось 1,7 случая смерти от алкоголя, в 1925-м — 6,4, в 1926-м — уже 10,9, в 1927-м — 18,8, в 1928-м — аж 44! Но это совсем другая история.
Непосредственно в борьбе с наркоманией советская власть не лютовала. Употребление "дури" воспринималось как "наследие проклятого царского режима", поэтому меры предлагались не карательные, а преимущественно лечебные. Так, в начале 1925 года конференция Наркосекции Мосздравотдела решительно отвергла идею НКВД — создать спецлагеря, чтобы изолировать в них наркоманов. Принудительное лечение считалось допустимым лишь для "социально опасных" потребителей "дури". Как утверждает С. Панин, "властные инициативы 1920-х гг. по отношению к наркоманам предвосхитили самое гуманное отношение к этим больным людям, характерное сегодня для многих западных стран". Например, в Свердловске вплоть до 1929 года наркоманы имели возможность получить наркотики без особых затруднений в любой аптеке. А в 1929 году распоряжением Горздравотдела наркозависимых прикрепили к одной аптеке, где наркотики им отпускались по рецептам наркопункта.
В стране действовали учреждения для лечения детей-наркоманов, больным наркоманией оказывали амбулаторную и стационарную психиатрическую помощь. Однако, повторимся, не эти мероприятия делали погоду в борьбе со страшным социальным злом. Уже к 1929 году наркомания в СССР резко сократилась, а к началу 30-х годов почти сошла на нет именно в результате победного шествия водки по стране. Употребление "наркоты" ушло в уголовную среду, при этом резко изменилась "структура потребления": кокаин исчез, его заменили более "легкие" производные каннабиса — анаша и гашиш, которые тонким ручейком текли из Средней Азии.
*Книга Александра Сидорова "На Молдаванке музыка играет" выходит в издательстве "Прозаик".

http://www.kommersant.ru/doc/1945350


АОуМ
 
Юрий_ТрибулевДата: Суббота, 14.12.2013, 21:33 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2505
Статус: Offline
Из истории советской марихуаны

Максим Самадов

Шокирующим фактам из жизни советского руководства посвящена новая книга профессора Новосибирского Государственного универститета Петра Разгуляева «При дворе — трава» (Новосибирск: Посевы, 2002). А конкретней, рассказу о роли наркотиков в истории Советского Союза. Порой — завораживающие, порой — скорее похожие на розыгрыш главы книги читаются на едином дыхании.

Книга охватывает период с 1917 по 1986 год, в ней говорится о т.н. «загадочной болезни Ленина,» (известно, что ни один из источников не может достоверно ответить, от чего же скончался вождь. По версии Разгуляева, с 1922 года у Ленина развилась шизофрения, вызванная псилоцибами, которыми злоупотреблял Ленин с Разливских времен), об «амфетаминовом царстве» Сталина, о Брежневе и водке.

Cамый большой раздел, однако, посвящен нашему земляку Никите Сергеевичу Хрущеву.

Третий правитель СССР родился в простой крестьянской семье на Курщине, однако уже в шесть лет мы находим его на Донбассе, куда семья будущего вождя перебирается на заработки. Все его последующие годы окажутся так или иначе связанными с Украиной.

Вообще, исторической несправедливостью можно назвать то, что Хрущев вошел в советскую историю как шут, обезьяна на престоле. Книга Петра Разгуляева как раз и призвана развенчать миф о Хрущеве-обличителе «художников-пидорасов.»

Вот несколько эпизодов из книги:

«…Наряду с пепси-колой, кукурузой и разоблачением культа личности при Хрущеве впервые вошла в моду марихуана. Собственно говоря, уже в начале 50-х, когда руководителям партии и правительства впервые стал ясен тупиковый путь социалистической экономики, Булганиным и Маленковым был разработан интереснейший план.

В Политбюро их называли «Химическими братьями»: Маленков еще в начале 30-х прочно подсел на амфетамины, подгоняемый лозунгами о производительности труда, а Булганин, будучи человеком тяжелобольным, принимал морфий по указанию врачей.

«Братья» предложили план, по которому советское население через систему торговли и общественного питания было подвержено бомбардировками эндорфинов — «гормонов счастья». В частнос ти, известно, что в хлеб «Бородинский» ГОСТ 5667–55, согласно оригинальной технологии выпечки («Техника и технология изготовления хлебобулочных изделий», М.: Пищепромиздат, 1957) рекомендовано добавлять 20–30 мг «женских цветков конопли».

Схожего плана ингредиенты — как естественного, так и химического происхождения (например, мескалин, с 1958 года закупаемый в Мексике для «нужд фармацевтической промышленности») — входят в состав доброго числа бакалейных товаров, произведенных в 1950–60х гг.

Строго говоря, план «Химических братьев» предусматривал генетические изменения у советских людей. Целью его было выведение расы суперлюдей, советский евгенический проект, вдохновленный — как почти всё в науке тех лет! — академиком Лысенко. Если вспомнить, что резкий всплеск рождаемости пришелся именно на этот временной отрезок (т.н. «Бэби Бум»), становится легче понять современную реальность, а именно — откуда взялось, например, безвольное, лишенное всякой надежды поколение «дворников и сторожей».

Наркотики, воздействию которых подверглись миллионы советских людей, стали причиной мутаций их организмов, превращения в слабые, покорные, непассионарные существа.

Схожие эксперименты, проводились в то же время в Америке — разумеется, и тут Хрущев не устоял против соблазна посоперничать в науке!

Целью американских экспериментов, впрочем, было также воспитание расы суперлюдей, способных противостоять радиации, коммунизму и теории эволюции: американский Atomic Age требовал атомных людей! Опыты ученых нашли отражение даже в искусстве и рекламе: «To the better life through the chemistry» («К лучшей жизни — при помощи химии!») — гласил один из рекламных слоганов тех лет.

Талидомид — лекарство от тошноты для беременных женщин, вызывавшее физические уродства у детей, — лишь один из случаев утечки информации; впрочем, именно эта цепочка из череды случайностей привела к «закрытию» проекта.

«В связи с его неинтенсивностью и слабым охватом эксперимент провалился, а потом, вы знаете, у нас было потепление в отношениях, вот его и прикрыли — сначала в Америке, а затем — уже при Брежневе — и у нас. Столько людей работало, целый институт научно-исследовательский в Перми, — и все насмарку! А ведь у нас были интересные наработки», — вздыхает тогдашний глава Министерства здравоохранения СССР Мих. Водяной.

Но если советский эксперимент провалился с треском, то про американский сказать этого же нельзя: вместо «суперлюдей» выросло поколение яппи 80-х, бизнес-акул, великолепно показанных в фильме «Уолл-стрит.»

Легализация марихуаны (Постановлением ЦИК и СНК СССР от 27 октября 1934 г. «О запрещении посевов опийного мака и индийской конопли» на территории Союза ССР воспрещалось культивирование указанных растений, за исключением посевов, урожаи которых использовались для удовлетворения исключительно медицинских и научных потребностей) стала для Хрущева на долгие годы задачей № 1.

В череде советских вождей, предававшимся немалому числу пороков (курение, пьянство, разгулы и оргии) лишь Никита Сергеевич отличался добрым, веселым и покладистым нравом. Не последнюю роль в этом играло и пристрастие Хрущева к конопле. Познакомившись с действием каннабинолов еще в бытность парторгом завода в Марьинке на Донбассе, Никита долго и тщетно пытался донести до Сталина идею о важности легалайза. У него на руках был план экономической выгодности от легализации марихуаны (еще в сороковые он мечтал превратить Одессу в центр мирового наркотуризма!), однако ленинградская группировка Вознесенского, тайно мечтавшая о подобном в Ленинграде, исподволь препятствовала дерзким планам Хрущева.

Ряд источников говорит о линии водораздела «трава-грибы-водка», традиционно делившей всех бывших вождей СССР: так Ленин, впервые познакомившийся с действием грибов в Куоккале, в кругах, близких к Чуковскому, принимая их сначала спорадически, а затем все чаще и чаще, постепенно втянулся в увлечение, ставшее для него, как мы знаем, фатальным. Троцкий, родом из Херсонской губернии, соответственно гнул линию каннабиса. «Правые уклонисты» — в частнос ти, Бухарин — другим наркотикам предпочитали спиртное.

Дискуссии в Промакадемии, где в это время учился Никита Сергеевич, длились далеко за утро.

«Троцкий, собственно, был сыном бумажного фабриканта из Херсонской губернии, — вспоминает сам Н.С. Хрущев («Воспоминания», М.: Московские новости, 1999). — Бумагу, тогда, знаете, из конопли трепали, — а она ж на юге дармовая. Там он и пристрастился».

Несмотря на свои личные пристрастия, молодой коммунист следовал генеральной линии партии, боровшейся тогда как с левыми, так и с правыми уклонистами.

«Пришлось затаиться на годы, — пишет Хрущев в своих воспоминаниях, — партия в те годы не терпела инакомыслия».

Внутрипартийная борьба, жертвой которой стал Троцкий, по иронии судьбы закончивший свою жизнь от ледоруба Рамона Меркадера, адепта пейотля, на долгие годы «дала красный свет» марихуанному лобби в Политбюро. В моду вошли мескалин — в честь товарища из Мексики, и амфетамины, позволявшие поспевать за безумными темпами Хозяина и работать по 30 часов без перерывов.

Явление же Хрущева стало легким и приятным трипом для всей страны. Милые шутки нового вождя: стучание ботинком по трибуне, активная неприязнь художников-гм… гомосексуалистов, кукурузоводство (кстати, не секрет, что в первые годы активного кукурузоводства между грядами кукурузы высаживали коноплю, — якобы от этого улучшалось качество почвы) — все это воистину казалось оттепелью; после мескалиновых кошмаров Сталина страна впервые вздохнула легко, полной грудью.

Это чувствовалось даже в Кремле.

«Бывало, выскочит из кабинета, и ну давай петь хохляцкие песни, — вспоминал тогдашний личный секретарь Хрущева, а по совместительству и его сокурильщик, Арсений Новак (Новак А. «Я был секретарем Хрущева», М.: Советский рабочий, 1997). «Сам курить не любил» — усмехается Новак.

В отличие от Сталина, который мог в одиночестве смолить «Герцеговиной Флор», вымолотой в трубку, его преемник не любил курить один. Об этом говорят многие партийные деятели в своих воспоминаниях — такие, например, как бравый маршал Семен Буденный». (Разгуляев, «При дворе — трава», с. 78–79)

Отдельный раздел Разгуляев отводит рассказу о взаимоотношениях Хрущева и музыки.

«Мы порой забываем, кому мы обязаны возникновению советской эстрады, эстрады, давшей нам Лещенко и Кобзона, Анну Герман и Валерия Ободзинского. Когда заходит речь об оттепели, непременно вспомнят Рождественского да Вознесенского, однако именно в послевоенное, хрущевское время зародился советский шлягер, и толчком к этому стал Фестиваль молодежи и студентов, проведенный в 1957 году по решению партии и правительства.

Нельзя сказать, будто решение давалось легко: тогдашний первый секретарь Московского горкома партии Зайченко, подзуживаемый ленинградской кликой (т.н. «грибное лобби» в Политбюро), всячески противился затее.

И лишь по личному настоянию Никиты Сергеевича идея смогла пробить себе дорогу. Помимо собственно культурного обмена, на уме у «моего маленького Маркса» (так его, любя, называл Сталин) были далеко идущие планы.

На фестиваль, помимо социалистических участников, было решено пригласить также исполнителей из развивающихся и капиталистических стран. Особое внимание было уделено странам Карибского бассейна: Гаити, Ямайке и Кубе.

Ямайка шла номером один в списке стран, готовившихся скинуть капиталистическое ярмо: в стране созрели все предпосылки для перехода от аграрного способа хозяйствования к индустриальному (Ямайка получит независимость три года спустя), кроме того, Хрущев активно интересовался освободительными движениями в развивающихся странах, а воззрения странной секты, призывавшей к освобождению черного народа от уз Вавилона, и основанной чернокожим проповедником Маркусом Гарви, изгнанным из США, как нельзя лучше подходили на роль идеологии.

Секта эта называлась растафарианство».

(Разгуляев, «При дворе — трава», с. 122)

Тут мы подходим к главному тезису Разгуляева: по его концепции, многие из нелогичных, экстравагантных поступков Никиты Сергеевича предстают стройными и последовательными шагами, если принять за посылку, что целью Хрущева была легализация марихуаны.

«Приглашенный с Ямайки исполнитель носил имя (точнее, псевдоним) Принц Бастер. Отборочный конкурс он прошел легко, поразив комиссию своим талантом. В основной же конкурс так и не попал, — это очень запутанная и сложная история: дело в том, что он был обвинен в изнасиловании 19-летней московской студентки и на следующий же день выдворен из страны. Однако, интересно отметить, что ситуация с Принцем Бастером — единственный (!) «скандальный» случай за все время фестиваля, зафиксированный официально (в то время, как количество т.н. «сношений с иностранцами» достигло невиданного числа; шутка из к/ф «Приключения Шурика» про «подарок из Африки» — тонкий намек на незаконнорожденных чернокожих младенцев).

Дело в том, что Фестиваль стал первым случаем столь массового визита чернокожих в страну Советов. Хрущев, в круг интересов которого входило, как было сказано выше, растафарианство, понял, что у этой идеи есть базис, тесно связывающий ее с коммунизмом. Известно, что Хрущев вынашивал идею противостояния капиталистическому миру не только идеологией, но и цветом кожи. Именно для этого было приглашено необычно огромное количество чернокожих гостей; вскоре — а именно в 1960 году — при активной поддержке Советского Союза сразу две дюжины африканских стран получают независимость (с тех пор этот год называют Годом Свободной Африки), а тысячи африканских студентов получают возможность приехать в СССР.

Расчет Хрущева строился на изменении расовой ситуации в СССР к 1980 году, когда новое поколение советских людей сможет откинуть узы Вавилона (работу, деньги и прочие материальные привязки) и служить Джа — сам Хрущев еще с 1956 года стал верным растаманом.

Об этом было известно лишь очень узкому кругу людей; ни сын Хрущева Сергей, ни зять Аджубей не были посвящены в последнюю страсть вождя. Знали о ней только старые, преданные партийцы, многие из которых шли рука об руку с Хрущевым еще со времен Донбасса.

Дредлоки, которые служат символом Завета, ему разрешил не носить Сам Его Императорское Величество Хайле Селассие I, визит которого в Россию состоялся в памятном 1959 году. «Мои дредлоки растут внутрь», — Хрущев оставит эту горестную заметку в дневнике незадолго до своей смерти в 1971 году.

На встрече в верхах Рас Тафарай и Никита Сергеевич обсудили тогда вопросы скорейшего построения общества, основанного на здравых принципах растафарианизма и коммунизма. Интересно отметить, кстати, что именно Хайле Селассие I подсказал Хрущеву идею введения «рыбного четверга» — по преданию, именно в четверг народ Джа отказался от поклонения золотому тельцу. Идея Хрущеву понравилась, тем более, что в стране и вправду начались перебои с говядиной. В будущем было решено перестроить диету советского народа на вегетарианских началах — как то и предписывает растафарианство.

Но продолжим рассказ о фестивале. Принц Бастер был депортирован из страны по явно сфабрикованному обвинению, решение было принято на экстренном заседании Московского горкома партии.

Однако, его дело не пропало втуне: накануне у Принца была встреча с творческой советской молодежью, где он крутил неизвестные тогда еще в Советском Союзе записи новейшей ямайской музыки: рокстеди и ска. В числе прочего он поделился опытом организации саунд-систем. Было признано, что это начинание может оказаться полезным для организации досуга в сельской местности; в связи с этим четверо выпускников Института Культуры в 1958 году получили распределение на Ямайку — среди них был и молодой Михаил Видов, двоюродный брат известного советского киноартиста.

Советские «тостеры» провели на Ямайке в общей сложности около 8 лет: события, развернувшиеся на острове в начале 60-х — гражданская война, усугубленная повышением напряжения в другом уголке Карибского моря (я имею в виду Карибский кризис), — помешали вовремя эвакуировать наших артистов; это стало возможным только после отставки Хрущева, а именно в 1964 году, — однако к тому моменту Видов, в совершенстве овладевший искусством раггамуффин, оказался по сути невостребованным советской системой.

Впрочем, к середине 60-х повальное увлечение Ямайкой в Советском Союзе тоже прошло (его последним аккордом на пространстве от Владивостока до Бреста отзвучал знаменитый хит Робертино Лоретти), — теперь в моде были иные песни.

Некоторое время Видов выступал в Москонцерте с юмористической программой «Наши голоса», исполняя песни из репертуара молодого Б.Марли, П.Бастера и группы «Скаталайтс», и делал собственные записи на подпольных студиях. Эти записи оказали сильнейшее влияние на Эдиту Пьеху, музыка которой к концу 60-х претерпевает сильнейшие изменения — в ее песнях начинает подчеркиваться слабая доля, а сами они теперь часто основываются на ямайских риддимах. Голос Видова звучит в таких песнях Пьехи, как «Манжерок» и «Черный Кот».

В 1969 году Видов был осужден за незаконную концертную деятельность и приговорен к 5 годам тюремного заключения. Проследить его дальнейшую судьбу не представляется возможным; однако роль этого артиста в становлении советской эстрады трудно переоценить». (Разгуляев, «При дворе — трава», с. 194–6)

Популяризацию наркотиков Разгуляев усматривает даже в советской космонавтике.

Стремясь сделать концепцию «get high» доступней народу, Хрущев поставил перед советской наукой задачу достичь наибольшей высоты полета. Понятие "get high» трактуется Разгуляевым как знак, референтом которого являлся космический корабль, а десигнатом — курение травы. Если вспомнить марки советских сигарет «Союз-Аполлон», «Космос» и «Ту», гипотеза Разгуляева выглядит не такой уж и беспочвенной.

Интересно отметить, кстати, что запуску космического корабля «Восток-1» предшествовал запуск беспилотируемого космического корабля «Восток-0», который нес к далеким планетам послание от советских людей — скафандр, точно передающий все изгибы ленинского тела, и книгу Маркса «Манифест Коммунистической Партии», записанную в двоичной системе счисления.

Возвращаясь к истории взаимоотношений Хрущева с наркотиками, нельзя обойти имя Рокуэлла Гарста, айовского фермера, ставшего лучшим другом Хрущева.

«Впервые они познакомились на выставке достижений сельского хозяйства США на ВДНХ в 1955 году, куда Гарст, у себя на Родине имевший репутацию «левака», привез морозостойкие сорта кукурузы. Именно ими Никита Сергеевич позднее мечтал усеять всю шестую часть суши.

Однако Рокуэлл Гарст оставил свой след не только как рачительный фермер-кукурузовод. Другим сельскохозяйственным растением, находившимся под опекой айовского сельскохозяйственного магната, была марихуана. Долго и тщетно лоббировавший закон о разрешении вновь использовать коноплю в целлюлозно-бумажном деле (как известно, запрета двумя десятилетиями раньше добился газетный магнат и бумагопромышленник Уильям Херст, опасавшийся конкуренции со стороны производителей бумаги из Кентукки — там для ее изготовления использовалась конопля), Гарст в итоге отказался от своей затеи и предложил Хрущеву организовать кампанию легализации в СССР.

Об этом Хрущев пишет в своих воспоминаниях, полностью опубликованных издательством «Московские новости» в 1999 году. Во время дружественного визита в США он имел ряд встреч с профессорами Гарварда, среди которых были Олдос Хаксли, автор романа «Остров», и смелый экспериментатор с психоделиками Тимоти Лири.

Вне этого контекста будет непонятен знаменитый лозунг Хрущева «Догнать и перегнать Америку». Концепции Лири — такие, например, как идея о трансформации физических функций в интеллектуальные через 30 лет, а также идеи о метаморфозах функций мозга — все это оказало сильное влияние на советского политика. Громкое обещание построить коммунизм к 1980 году также подкреплялось теоретическими посылками Лири, который смог окончательно убедить Хрущева начать знаменитую авантюру с марихуаной. Для нужд Лири в штате Айова было закуплено несколько сотен тонн семян марихуаны. Сотрудничество с ученым продолжалось практически до того момента, когда в результате внутрипартийного переворота к власти пришла «водочная клика» во главе с Брежневым.

Несколько позднее, когда Лири начнет испытывать трудности с легальным проведением экспериментов на территории Соединенных Штатов, Хрущев предложит ему политическое убежище в Советской России; единственным препятствием здесь послужила 121 статья УК СССР, грозившая гомосексуалистам уголовным преследованием. Тимоти Лири вежливо откажется (и позднее попадет под колпак ЦРУ, а затем и будет брошен в одну из американских тюрем), так же, как отказался и Уильям Берроуз, которому Хрущев тоже неоднократно выдвигал подобные предложения.

Роль Лири как эксперта заключалась в изучении влияния наркотических препаратов на организм человека. Лири не только исследовал различные психоделики, но и экспериментировал на людях: Ли Харви Освальд, убийца президента Кеннеди, был напичкан препаратами из лаборатории Лири, а инструктаж и психологическую обработку киборга Освальда проводил лично Семичастный (небезинтересно отметить, что в старости пенсионер Семичастный нашел для себя неплохой подработок к пенсии — бывший глава КГБ стал ездить по Украине с экстрасенсорными терапевтическими сеансами, выдавая себя за знахаря Лисого Дидька)».

(Разгуляев, «При дворе — трава», с. 138–139)

Книга Разгуляева — незаменимый гид по темным страницам советской истории. Оригинальная, выверенная подача материала и богатство иллюстраций делают эту книгу первым изданием подобного рода на территории бывшего СССР.

Книга уже готовится к выходу вторым тиражом в одном из крупнейших издательств Москвы, а автор обещает выход второго тома издания, в котором он обещает рассказать о влиянии наркотических препаратов на советскую массовую культуру.

Дайджест книги проф. Разгуляева подготовил
Максим Самадов-Кругленко

13.07.2004

источник: Культпросвет.Ru

http://www.leary.ru/misc/?n=13

http://www.narcom.ru/publ/info/802

http://ulgrad.ru/?p=103969

http://pixanews.com/traditions/kurenie-marixuany-v-chest-shivy.html


АОуМ
 
birainДата: Понедельник, 03.03.2014, 15:24 | Сообщение # 4
Прохожий
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Статус: Offline
Интересная информация, спасибо за ваши старания в поиске нужных сведений. У меня есть друг, который недавно попал в наркологическую клинику - http://nan-ufa.ru/  я дружу с ним уже больше 10 лет и не знал, что уже не первый год он употребляет наркотики. Для меня было шоком узнать, что он сидит на героине. Благо, что клиника попалась хорошая, вижу улучшения уже сейчас. Надеюсь, он сможет жить нормальной жизнью.
 
Юрий_ТрибулевДата: Понедельник, 03.03.2014, 19:27 | Сообщение # 5
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2505
Статус: Offline
Цитата birain ()
Интересная информация, спасибо за ваши старания в поиске нужных сведений. У меня есть друг, который недавно попал в наркологическую клинику - http://nan-ufa.ru/  я дружу с ним уже больше 10 лет и не знал, что уже не первый год он употребляет наркотики. Для меня было шоком узнать, что он сидит на героине. Благо, что клиника попалась хорошая, вижу улучшения уже сейчас. Надеюсь, он сможет жить нормальной жизнью.

Да тема особая... У нас в Минске от этого дебильного спайса хоронят молодёж... Слава Богу его запретили...

А тебе я советую своему другу купить поющую тибетскую чашу... отличное средство для реабилитации...


АОуМ
 
Форум » Новая история Земли и Человека. Места Силы. Новые энергии. Мандалы Света и др. » - СВОБОДНЫЕ ТЕМЫ - » --- НАРКОТИКИ ВРЕД или ПОЛЬЗА --- ((делимся мнениями))
Страница 1 из 11
Поиск:

Сайт управляется системой uCoz