~ В И Д Е О Э К О Л О Г И Я ~ - Форум

 ~ НАШИ ПРОДУКТЫ ~   [ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск ·]
Страница 1 из 11
Форум » Новая история Земли и Человека. Места Силы. Новые энергии. Мандалы Света и др. » - ОЧИЩЕНИЕ - МАНДАЛЫ - ЗВУК - ПОЮЩИЕ ЧАШИ - РИТМ - ФОРМА - ТВОРЧЕСТВО » ~ В И Д Е О Э К О Л О Г И Я ~
~ В И Д Е О Э К О Л О Г И Я ~
Юрий_ТрибулевДата: Пятница, 15.07.2011, 12:52 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2508
Статус: Offline
..............................................................~ В И Д Е О Э К О Л О Г И Я ~..........................................................................

Изменяется время. Изменяются потребности и запросы. Появляютя новые направления деятельности человека на благо Земле и людям. (автор сайта)

Филин Василий Антонович, доктор биологических наук, директор Московского Центра «Видеоэкология», в 1962 году закончил биологический факультет Московского Государственного Университета им. М.В.Ломоносова, в 1965 году аспирантуру при Академии Медицинских наук СССР. В 1966 году защитил кандидатскую, а в 1987 докторскую диссертации. С 1966 по 1987 год работал в институте Медицинского приборостроения. Более 30 лет занимается изучением движения глаз. Является автором 11 изобретений и более 200 научных работ, в том числе монографий «Видеоэкология. Что для глаза хорошо, а что – плохо» (М.: ТАСС-реклама, 1997. 320с., изданной в 1997 году на русском, а в 1998 году на английском языках) и «Автоматия саккад» (М.: Изд-во МГУ, 2002. 240с.). С 1991 года является директором Московского Центра «Видеоэкология».

Филин В.А. активно работает в экологическом движении России, участвует в отечественных и зарубежных научных конференциях. За 10 лет он более 300 раз выступал по радио и на телевидении по вопросам видеоэкологии.

В.А.Филин является членом Высшего экологического Совета при Государственной Думе, членом Экспертно-аналитического Совета при Московской Городской Думе, действительным членом Международной Академии наук, действительным членом Академии Авторов научных изобретений и открытий.

В.А.Филин – родоначальник нового научного направления в области экологии – видеоэкологии. Он впервые рассмотрел окружающую видимую среду как экологический фактор.

С момента выхода первого издания книги прошло около 10 лет. За это время разошлось 5500 экз. на русском и около 1000 - на английском языках. Интерес к видеоэкологии нарастает год от года; за это время появились новые данные, были высказаны рекомендации и предложения читателей. Все это и явилось предпосылкой к переработке книги. В третьем издании введены большие изменения в тексте, дополнены и частично заменены рисунки, использованы цветные фотографии, увеличен объем книги. Благодаря этому, как нам кажется, удалось полнее раскрыть проблему экологии визуальной среды.

В последние годы все чаще можно слышать нарекания на допущенные ошибки в формировании городской среды. Большая часть из них касается визуальной среды. В городах становится больше некрасивых зданий и уменьшается число красивых. Большое число одинаковых элементов создает агрессивные видимые поля, которые являются сильным зрительным негативным раздражителем. Отсутствие элементов порождает гомогенные поля, которые также не могут радовать глаз. Специалисты, ответственные за формирование городской среды, должны хорошо знать обо всех этих фактах.

Видеоэкология вызвала большой интерес у архитекторов, многие из которых рассматривают ее положения как новое слово в формировании городской среды. В Нижегородском архитектурно-строительном университете уже введен специальный предмет - видеоэкология. В других вузах сведения о видеоэкологии студенты получают в рамках предметов архитектура, экология, дизайн, изобразительное искусство и ландшафтная архитектура. За последнее время утверждено несколько диссертационных тем по экологии визуальной среды. Выход книги на английском языке был встречен с большим интересом зарубежными специалистами разного профиля. Осуществлен перевод книги на немецкий язык.

Следует сказать несколько слов по поводу термина "видеоэкология". Слово "видеоэкология" состоит из двух слов: "видео" и "экология". Что касается слова "экология", то тут затруднений нет, оно вошло в повседневный обиход. Несколько сложнее со словом "видео" (video), потому что в переводе его с английского оно обозначает "изображение". И в связи с этим слово "видеоэкология" у некоторых специалистов, особенно у зарубежных, ассоциируется с видеопродукцией (видеокассеты, видеофильмы, телевидение, видеоклипы и т.п.). Было предложение называть наше направление "визиоэкологией" (Тетиор А.Н.), где слово "визио" (vision) берется от английского слова "зрение". Такое словообразование было бы, несомненно, правильнее и приблизило нас к английскому языку, но в русском звучании это было бы труднее для восприятия. К тому же в русском языке имеются слова "вид" и "видеть". К примеру, вид города, вид окрестностей и вид из окна - это довольно частые слова, употребляемые в нашей речи. А слово "видеть" напрямую обозначает "зрительно воспринимать окружающее пространство". Поэтому слово "видеоэкология" русским читателем в большинстве случаев понимается правильно. К тому же слово употребляется нами более 15 лет, под таким названием существует наше малое предприятие (Московский центр "Видеоэкология"), с таким названием вышла книга, регулярно ведутся наши выступления в СМИ. У российского читателя слово "видеоэкология" прочно ассоциируется с экологией визуальной среды и с авторами этого направления. Хотя иногда появляются публикации, в которых речь идет об экологии визуальной среды, но при этом нет ссылки на видеоэкологию, а еще хуже - предлагаются собственные термины. Видимо, следует принимать все это с неизбежностью, так было и с другими новыми научными направлениями; надеяться приходится только на время, которое расставит все по своим местам.

Нас радует тот факт, что у видеоэкологии растет число почитателей. В какой-то мере этому способствуют наши сайты: www.videoecology.ru и www.videoecology.com и регулярные выступления в средствах массовой информации: за 10 лет было около 300 выступлений на радио и телевидении и примерно 200 интервью было опубликовано в газетах и журналах. Все это вселяет в нас уверенность, что наше новое научное направление - видеоэкология, имеет большое будущее.

В.А. Филин Декабрь 2005

Введение

Посвящаю памяти моих дорогих родителей

Проблема экологии человека приобрела для многих стран социальную и экономическую значимость. В настоящее время она является областью особого внимания ученых, общественности и парламентариев. Однако, когда речь идет об экологических проблемах, обычно говорится о плохом воздухе, загрязненной воде, повышенном шуме и радиации и не упоминается о не менее важном экологическом факторе - постоянной видимой среде и ее состоянии. Более того, нередко считается, что достаточно иметь свежий воздух, чистую воду и тишину, а смотреть можно на что угодно. С учетом такого подхода довольно часто решаются вопросы проектирования городской среды, а также создаются рабочие места и оформляется интерьер производственных и жилых помещений. А между тем данные науки свидетельствуют о том, что постоянная визуальная среда, ее насыщенность зрительными элементами оказывают сильное воздействие на состояние человека, в особенности на его орган зрения, действует как любой другой экологический фактор, составляющий среду обитания человека. Новое научное направление, развивающее аспекты визуального восприятия окружающей среды, было названо нами "видеоэкологией" (Филин, 1989). Это важное научное направление, входящее в сферу интересов экологов, психологов, физиологов, врачей, архитекторов, художников.

Проблема видеоэкологии стала особенно актуальной за последние 50 лет в связи со всеобщей урбанизацией, отторгшей человека от естественной визуальной среды. Такому отторжению в значительной мере способствовало применение новых индустриальных конструкций и изделий в градостроительной практике. Во многих городах резко изменена визуальная среда: господствует темно-серый цвет, преобладают прямые линии и углы, городские строения в основном статичны и имеют огромное количество больших плоскостей. Особую неприятность доставляют человеку "гомогенные" и "агрессивные" поля. В первом случае - это голые стены из бетона и стекла, глухие заборы, переходы и асфальтовое покрытие, а во втором - преобладание одинаковых элементов, к примеру, ряды окон на плоских стенах протяженных и высоких домов.

Визуальная среда для городских жителей стала иной и в силу характера их труда. Люди работают в помещении, т.е. в замкнутом пространстве: в цехах заводов и фабрик, в школах, институтах. В их интерьерах много новых материалов, отличных от природных: полированные стенки, пластик, линолеум, кафель, пленки, стекло, гофрированный алюминий, сетки, решетки и т. п. Те же самые материалы формируют визуальную среду и в частных квартирах. В итоге человек оказывается в окружении неблагоприятной визуальной среды. Появление телевизора еще больше обострило проблему видеоэкологии: человек смотрит телевизор до 4 ч в день, и этот прибор справедливо называют "зрительной жвачкой". Зрительный ряд телевизионных передач не всегда соответствует нормам зрения. Помимо частоты кадров, частоты строк, иной, чем в природе, цветовой гаммы на человека воздействуют с экрана те же самые прямые линии, прямые углы, вставки в виде решеток. Неблагоприятное визуальное воздействие оказывает и массовое внедрение в повседневную жизнь компьютеров - практически каждый десятый человек в рабочее время сидит за экраном дисплея.

К числу факторов, постоянно меняющих визуальную среду человека, следует отнести и работу новой осветительной техники: ламп дневного света, импульсных ламп, лазерных источников. В концертном зале и в театре осветительная техника по своей дороговизне и сложности превосходит звуковую технику. Для управления осветительной аппаратурой используются компьютеры и сложное программное обеспечение. Аналогичная осветительная техника широко используется в городах, где много рекламных табло с бегущей строкой и быстрой сменой кадров. Все это в конечном итоге повышает нагрузку на нервную систему.

Существенным образом изменило визуальную среду современного человека массовое внедрение в его жизнь транспортных средств разного назначения. Водитель автомобиля получает дополнительную зрительную нагрузку, когда смотрит на перемещающиеся объекты, убегающий асфальт, мелькающие деревья, столбы, дома, несущиеся навстречу автомашины, сигнальные огни. Аналогичную картину видит человек, находящийся в качестве пассажира в автобусе, троллейбусе, поезде, на корабле и в самолете. Люди стали более подвижны, и в силу этого в поле их зрения попадает все больше перемещающихся объектов.

С перемещающимися объектами человеку часто приходится иметь дело и на производстве: конвейеры, эскалаторы, вращающиеся колеса упаковочные, шлифовальные, ткацкие, печатные станки и т.п. С другой стороны, человека в течение всего рабочего дня окружают однообразные предметы, такие как газеты, книги, ткани одинаковой окраски, пакеты молока, коробки яиц, бутылки, детали машин, микросхемы, облицовочная плитка и т. п. Эти примеры со всей очевидностью свидетельствуют о повсеместном изменении визуальной среды.

Говоря об актуальности проблемы видеоэкологии, следует коснуться все большего проникновения человека в необычные для его жизни условия - в Заполярье, Арктику и Антарктику, в подводное пространство и подземные кладовые. К примеру, жители Норильска постоянно живут в необычной визуальной среде - с коротким световым днем зимой и длинным - летом. В местах новых поселений людей визуальная среда не всегда благоприятна: например, город Навои в безводной пустыне, нефтяные промыслы на Каспии и т.п.

Актуальность проблемы видеоэкологии еще и в том, что наука до сих пор не разработала нормативные документы по формированию визуальной среды, нет требований по допустимым отклонениям, в частности по допустимым размерам гомогенных и агрессивных полей в архитектуре города. Стремительное изменение визуальной среды вступает в противоречие с возможностями зрения. Сам человек со всем комплексом потребностей остался прежним, и прежними остались фундаментальные механизмы зрения, тогда как зрительная среда в местах его обитания меняется к худшему. А изменение привычной визуальной среды, как правило, неблагоприятно действует на здоровье человека.

По данным Всемирной организации здравоохранения, процессы урбанизации ведут к неуклонному росту числа психических и многих других заболеваний. Среди других факторов противоестественная видимая среда, окружающая нас со всех сторон, вносит свою лепту в этот процесс и, как мы считаем, немалую. Противоречия стихийного научно-технического прогресса проявились в настоящее время с колоссальной силой и неотвратимостью. Одним словом, как только допускаются ошибки в жизнеобеспечении человека, так непременно следуют отрицательные последствия, причем в глобальных масштабах.

Видеоэкология в большей мере касается вопросов биосферы, рассматривающей требования по обеспечению физиологического существования человека. Вместе с тем она напрямую затрагивает вопросы психосферы, являющейся обязательной средой для человека, потому что именно в ней протекает его психологическая и интеллектуальная жизнь.

В 1992 г. состоялась Всемирная конференция по окружающей среде в Рио-де-Жанейро. Форум в Рио, в котором участвовало 179 государств, констатировал важнейшие аспекты целостного развития человечества на планете. По итогам встречи на высшем уровне в Рио было принято пять документов: Декларация по окружающей среде и развитию; Повестка дня на XXI век - программа устойчивого развития с социальной, экологической и экономической точек зрения; Заявление о принципах сохранения лесов; Конвенция ООН об изменении климата и о биологическом разнообразии. Форум в Рио - это осмысление сообществом людей планеты глобальных экологических проблем, угрожающих всем живущим на Земле. Однако несмотря на то что важным аспектом форума явился разговор о человеческом факторе, проблема визуальной среды, которая касается практически каждого человека, затронута в нем не была. Такая ситуация чревата серьезными последствиями, так как хорошо известно, что всякое исправление экологической обстановки требует больших экономических затрат. Большое загрязнение почв и водоемов требует огромных затрат для его ликвидации, а радиоактивное загрязнение после Чернобольской катастрофы дает о себе знать и по сей день.

Проблем в области видеоэкологии накопилось ничуть не меньше, чем в других областях экологии, и многие из них требуют срочного решения. Однако, если состояние воды, воздуха и количества радиации изучают целые институты и большие отделы, то проблемой видеоэкологии мы занимаемся пока в одиночестве. И поэтому о ней не знают не только горожане, но и специалисты-архитекторы, дизайнеры, художники, модельеры, врачи. Данная книга, как нам кажется, будет полезной для специалистов и широкого круга читателей. Цель ее - предоставить архитекторам, художникам, дизайнерам материал для обоснованного решения вопросов видеоэкологии при проектировании зданий, сооружений, машин, приборов, бытовых товаров и одежды.

Считаю своим долгом выразить благодарность моим рецензентам за ценные замечания, а также сотрудникам Московского центра "Видеоэкология" А.В. Филину, И.А. Канидьевой за неоценимую помощь в подготовке монографии.

Заключение

Визуальная среда - один из главных компонентов жизнеобеспечения человека. До тех пор, пока человек большую часть времени пребывал в естественной природной среде, проблем в области видеоэкологии практически не было. Более того, говоря словами поэта А. Белого, "душа пила из глаз алмазный ток окрест". Процессы урбанизации полностью исключили возможность наслаждаться окружающей средой, а вместо "алмазного тока окрест" человек получил гомогенную и агрессивную среду, которая, будучи противоестественной, не только не доставляет эстетического наслаждения, но и порождает большое число социальных проблем. Среди проблем экологии человека одной из актуальных является видеоэкология, изучающая взаимодействие человека с окружающей визуальной средой. С этим утверждением солидарны многие специалисты в области экологии. "На первом месте, - пишет ведущий специалист в области урбоэкологии А.Н. Тетиор (2002), - по степени влияния на человека, вероятно, находится видимая им окружающая среда".

С нашей точки зрения, к созданию противоестественной визуальной среды привели следующие причины: революционные подходы в решении градостроительных вопросов, ошибочные эстетические позиции специалистов, взгляды которых базировались на индустриальных методах и борьбе с излишествами, быстрый рост городов, когда практически не хватало творческого потенциала архитекторов, быстрый рост строительной индустрии с ее автоматизированными линиями по производству одинаковых строительных материалов, отторжение человека от естественной природы и, наконец, отставание науки видеоэкологии. На последней причине нам хотелось бы остановиться более подробно. Это связано с тем, что если бы архитекторы в своем творческом процессе руководствовались законами зрительного восприятия, то можно с уверенностью сказать, таких крупных просчетов в формировании городской визуальной среды можно было бы избежать.

Нам могут возразить, что нареканий на современную архитектуру было достаточно и раньше. Да, это так. Однако в основном нарекания эти носили субъективный характер: "безликие коробки", "чудовищная геометрия", "технократия", "среда изранена непонятными и чуждыми формами" (Вуек, 1990; Гутнов, 1993) и т. п. За небольшим исключением (Беляева, 1987), по существу не было попыток дать анализ визуальной среды, в которой оказались горожане, в ее интегративном выражении. С другой стороны, те исследователи, которые все же касались механизма зрительного восприятия современной архитектуры, базировались на устаревших представлениях. Они не учитывали, что глаз работает в активном режиме, он сам ищет, за что бы "ухватиться" в городской среде, что бы такое "поймать", на что "наброситься". Говоря научным языком, глаз сканирует окружающую среду. Такая активность глаза достигается за счет природы его быстрых движений - саккад. Саккады совершаются постоянно, помимо нашей воли, как с открытыми, так и с закрытыми глазами, как во время бодрствования, так и во время сна (Филин, 1987, 1990, 2002). Суммарное число саккад при разных условиях имеет сопоставимые значения. На основании этих данных нами была сформулирована концепция об автоматии саккад (Филин, 1987, 2002). Это означает, что в преобладающем большинстве саккада является первичной, а то, что глаз увидит после саккады - вторичным. При этом после саккады глазу непременно нужно остановиться на каком-то элементе, иными словами, после саккады глаз должен за что-то "зацепиться". Как только это происходит, глаз успокаивается, и амплитуда его саккад уменьшается до минимальных значений, число же саккад остается прежним. Через 2-3 с глаз еще раз сканирует окружающую среду несколькими саккадами и вновь останавливается на какой-либо детали, минимизируя амплитуду саккад.

Существуют отдельные случаи, когда саккада является вторичной, например в качестве реакции на световую вспышку. Для фиксации взгляда на объекте, появляющемся в поле зрения, саккадический центр выбирает саккаду соответствующей амплитуды и ориентации, точнее - осуществляется их модуляция, а интервал задается в прежнем виде.

У человека, увидевшего объект, первые саккады не имеют строгой привязки к конкретному месту. Автоматия саккад - это процесс стахостический, следовательно, и первые саккады имеют случайную ориентацию. Позже, после нескольких саккад, внимание человека может привлечь некая доминанта, к примеру шпиль здания, боковые выступы, колонны и т.п. Обежав первый раз по этим элементам, маршрут движений глаз может повториться. Если здание имеет прекрасный вид, то куда бы глаза не смотрели, каждая саккада делает свое важное дело - приносит в душу квант красоты. В это время саккады "сыпятся" сами по себе. Пользуясь военным языком, саккады осуществляют "ковровую бомбардировку". Здание является квадратом поражения. При этом не по всему зданию и обязательно с учетом узловых композиций.

Концепция об автоматии саккад является новым представлением о зрительном восприятии окружающей среды. Именно это и позволило нам рассмотреть проблему видеоэкологии. С позиции новых знаний мы проанализировали визуальную городскую среду: выделили в ней поля, не соответствующие автоматии саккад и другим механизмам зрения.

Таким образом, можно сказать, что видеоэкология базируется не на субъективных высказываниях, а на закономерностях зрительного восприятия. В этом и заключается принципиальное отличие нашего анализа современной архитектуры от прежних нареканий в ее адрес.

Большую неприятность горожанам доставляют гомогенные и агрессивные видимые поля. Гомогенное видимое поле представляет собой поверхность, на которой либо отсутствуют видимые элементы, либо их число минимально. Примерами гомогенных полей в городской среде являются панели большого размера, монолитное стекло, подземные переходы, асфальтовое покрытие, глухие заборы и крыши домов. В квартирах гомогенные поля начинаются с гладкой входной двери, продолжаются полированными стенками и шкафами и заканчиваются гладким пластиком на кухне.

Агрессивное видимое поле - это поле, на котором рассредоточено большое число одних и тех же элементов. Такую среду создают многоэтажные здания с большим числом окон на стене, навесные вертикальные русты, панели домов, облицованные стеклянной "ириской", стены, облицованные кафельной плиткой, кирпичная кладка с потайным швом, двери, обитые "вагонкой", а также всевозможные решетки, сетки, дырчатые плиты, гофрированный алюминий, шифер и т.п. В городских условиях нередко одно агрессивное поле налагается на другое, к примеру стена дома с навесными рустами за металлической решеткой.

В агрессивной и гомогенной среде не могут полноценно работать фундаментальные механизмы зрения, такие как автоматия саккад, бинокулярный аппарат, конвергенция, on- и off-системы и зрительные центры. В частности, в гомогенной среде нарушается обратная связь между сенсорным и двигательным аппаратами, так как после очередной саккады перепад освещенности на фоторецепторах глаза недостаточный. Соответственно и в мозг после саккады идет минимальный импульс, недостаточный для надежного срабатывания обратной связи. Иными словами, произошло действие - саккада, но нет подтверждения этому действию, в результате чего зрительные центры и нервная система в целом оказываются в заблуждении. Это в свою очередь вызывает ощущение дискомфорта. Длительное пребывание человека в такой среде ведет к нарушению автоматии саккад.

Декор зданий - это не "архитектурные излишества", о чем так много написано в нашей литературе. Это необходимые функциональные элементы, составляющие основу визуальной среды. Без них невозможна полноценная работа глаз. Так же, как в воздухе должно содержаться достаточное количество кислорода, так и в видимой среде должно быть достаточное число элементов. Изобилие одних и тех же элементов в видимой среде - окон на стене большого дома, кафельных плиток или реек - можно сказать, "вырубает" полностью такой мощный сенсорный канал, каким является зрительный анализатор, так как глаз просто "не знает", какой конкретно элемент он фиксирует. Ничего подобного не бывает в естественной среде. В природе, если глаз смотрит на что-то, то он "знает", на что. Зрительный аппарат в этом случае правильно оценивает окружающую обстановку, а сам человек правильно оценивает действительность и соответственно легко и быстро ориентируется в ней.

В последнее время во всех крупных городах увеличилось число психических заболеваний. Специалисты назвали это заболевание "синдромом большого города", который нередко проявляется в агрессивности человека. Среди множества факторов противоестественная видимая среда вносит, по нашему мнению, свой вклад в рост числа психических заболеваний. Здесь уместно напомнить высказывание Авиценны: "Все, что природа накопить сумела, незримо входит в природу тела". Если и дальше строить города так, как мы делаем это в наши дни, то психиатрические больницы в городах нужно строить в десятки раз быстрее.

В процессе зрительного восприятия глаза после саккады нередко останавливаются на декоративных элементах, имеющих функциональное значение. Одна из первых наших публикаций в газете так и называлась: "Такие нужные излишества" (приложение 2-9). Однако в преддверии конструктивизма были дебаты о дисфункциональности украшений, инициируемые архитектором А. Лоосом (1870-1933) и поддержанные баухаузовцами. Это была едва ли не одна из первых фундаментальных идей рациональной эстетики, под влиянием которой сложился исполненный аскетизма стиль "интернациональной архитектуры". С тех пор дисфун-кциональность украшений однозначно считалась аксиомой. В нашей стране соответствующее постановление ЦК КПСС (1955) уже в командном порядке запрещало использование декоративных элементов. За это время искусствоведение ни разу не подвергло критике и не сосредоточило внимание на функциональности украшении. Видимо, невозможно было разрешить эту проблематику путем традиционного искусствоведческого анализа. Наши данные из области физиологии зрения дают искусствоведам необходимую систему доказательств о функциональных свойствах архитектурных элементов. Это не излишества, а предусмотренные природой зрительного восприятия функциональные элементы, необходимые для полноценной работы глаза.

Читатель вряд ли сможет догадаться, что это за здания, приведенные на двух фотографиях; для какой цели они были построены и в какой стране (рис. 158, 159).
Прикрепления: 8131155.jpg(40Kb)


АОуМ
 
Юрий_ТрибулевДата: Пятница, 15.07.2011, 13:05 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2508
Статус: Offline
Это плохо для глаз



Рис.158, 159. Слева - Здание Государственной Думы РФ в центре Москвы (фото автора). Справа - здание факультета дизайна Университета искусств в Глазго (Шотландия).

Затруднения связаны с тем, что внешний вид зданий имеет много общего: много прямолинейных конструкций, нет ни одной кривой линии, много прямых углов и оба здания имеют большие плоскости. Интернациональный стиль архитектуры доведен до своего максимума, а между тем, это не рядовые объекты. В одном здании размещается Государственная Дума РФ и находится оно в самом центре Москвы в ста метрах от Кремля. Ранее в этом здании располагался Госстрой СССР, который строил это здание для себя. Деньги и материалы были в достаточном объеме, могли бы развернуться во всю ширь градостроительного искусства и украсить своим детищем столицу. Но, к сожалению, этого не произошло, визуальной среде Москвы нанесен вред. Беда в том, что этот вред нанесли ведомства, которые были ответственны за формирование благоприятной визуальной среды в городах на всей территории бывшего СССР. В другом здании находится факультет дизайна Университета искусств в Глазго (Шотландия), который также строили для себя и также могли бы проявить себя в области искусств в полном объеме, но и в благоприятной Шотландии этого не произошло. Факультет готовит специалистов по формированию благоприятной визуальной среды для всей страны. Впитав в себя конструктивизм собственного факультета, воспитанники его, по-видимому, будут внедрять то же самое повсеместно. Вопрос только в том, принесет ли радость такой дизайн потребителям.

Сбывается тысячелетняя мечта рационального в архитектуре и она увлекает по ложному пути огромный интеллектуальный потенциал. Теперь сюжет фильма "С легким паром" Э. Рязанов мог бы развивать в городах двух стран, в которых любой человек может легко заблудиться, потеряться и запутаться.

Совершенно очевидно, что градостроительный процесс носит стихийный характер, он захватил многие страны. И если осознанно не вмешаться, не регулировать его и не оказывать сопротивление, то он может привести к глобальным социальным последствиям.

Не всем нравилась рациональная архитектура в самом начале ее зарождения. Были протесты во всех слоях общества и во многих странах. Большое влияние на общественное мнение оказал художник Ф. Хундертвассер (1928-2000). В манифесте архитектурного бойкота он писал: "Почему я выбрал Вену, чтобы совершить нападение на это вредоносное строительство подобных тюрьмам коробок - и именно потому, что я австриец. Это обстоятельство дает мне моральное право поступать именно так. Ведь именно из Австрии такое архитектурное преступление вышло в мир. Именно из Австрии должно начинаться обновление. Это кошмарное уродство внес в наш мир австриец Адольф Лоос. Сделал он это в 1908 году" (Ранд Гарри, 2005, полный текст манифеста приведен в приложении 2-20). Чтобы привлечь внимание к своему манифесту Хундертвассер вышел на улицу в обнаженном виде. Акция протеста прошла шумно, подробно освещалась в печати. Много было и других выступлений, художник был последовательным борцом с вредоносным строительством и клеймил позором вдохновителей кошмарного уродства: "Мышление "БАУХАУС", лежащее в основе жилищной архитектуры, может быть названо бесчувственным, беспощадным, диктаторским, бессердечным, агрессивным, безликим, стерильным, лишенным красоты, холодным, непоэтичным, неромантичным, безымянным и до зевоты скучным. Иллюзия функциональности". Эти хлесткие слова, казалось, могли бы остановить сам процесс констуктивизма. Однако этого не произошло, и по сей день (спустя 38 лет) он процветает во всех странах. Выступления Ф. Хундертвассера и его труднопроизносимую фамилию мало знают даже специалисты, а число поклонников констуктивизма растет с каждым годом.

Проблема видеоэкологии не исчерпывается экологическими аспектами. Дело в том, что агрессивная среда побуждает человека к агрессивным действиям. Как правило, в новых микрорайонах с противоестественной визуальной средой число правонарушений больше, чем в центральной части города. Это значит, что не только психиатрические больницы нужно строить в десятки раз быстрее, но необходимо также увеличивать штат милиции. Совершенно очевидно, что ошибки, допущенные в экологии человека, всякий раз приобретают глобальный характер.

Архитектура - это долговечный, дорогостоящий и материало-емкий пласт культуры, в котором материализованы гигантские физические и интеллектуальные усилия цивилизованного общества. Эти усилия не должны быть напрасными. Прежде всего объекты архитектуры должны радовать глаз. Они должны положительно воздействовать в эмоциональном и нравственном отношении на человека, который находится под их влиянием всю жизнь и, конечно, они не должны наносить ущерб здоровью горожанина.

В последние годы в Москве и других городах России ведется интенсивное строительство; возводятся жилые элитные дома, офисы богатых компаний, дорогие гостиницы, магазины, рестораны и центры развлечения. К сожалению, этот строительный бум еще больше ухудшает визуальную среду города. Когда же масштабы бедствия будут осознаны, придется многое сносить. В Москве за 10 лет снесено около 600 объектов по программе комплексной реконструкции. По нашему мнению, большая часть сносится по причине визуальных характеристик - это агрессивные здания с большим числом прямых линий и прямых углов. Именно к таким агрессивным зданиям можно с полным правом отнести гостиницы "Интурист" и "Спорт". Действия власти были бы понятными, если бы сносили агрессивные здания и не возводили ничего подобного. Однако это не так.

Архитектура воздействует на человека постоянно и большей частью подсознательно. Справедливо писал Виктор Пелевин в "Антологии детства": "То, что видишь каждый день много лет, постепенно превращается в памятник тебе самому... видеть - на самом деле значит накладывать свою душу на стандартный отпечаток на сетчатке стандартного человеческого глаза". Если на душу человека "накладывается" соседний дом агрессивного вида, то и "памятник себе самому" превращается в многоглазое чудовище.

По мнению Аристотеля, город должен предоставлять людям безопасность и одновременно делать их счастливыми. К сожалению, это правило нарушалось во все времена, а в последние 50 лет о нем, видимо, вообще забыли. В итоге человек стал жертвой своего творчества, окружив себя агрессивной визуальной средой.

Город является живым организмом и, как любой другой организм, он постоянно обновляется. Принцип формирования города с позиций комфортной визуальной среды мог бы стать той "идеей города", которая объединила бы всех его жителей. Все, что проектируется для человека, должно удовлетворять, по меньшей мере, физиологическую потребность его зрения. До тех пор, пока проектировщик не ориентирован на конечный результат своей работы, его проекты будут задуманы с очевидным пренебрежением к законам зрительного восприятия и в особенности к автоматии саккад, обеспечивающей постоянное сканирование окружающей среды. "Охватить пространство, познать как его видеть, - вот где ключ к правильному пониманию задания" (Бруно Дзеви, цит. по Лихачевой, Смирновой, 1994). В старые времена многим зодчим удавалось такое понимание. Достигалось это нередко не только охватом пространства, но и многообразием форм, линий, много-ярусностью, разноэтажностью зданий, малыми размерами плоскостей и различными декоративными элементами. Одним словом, все делалось для достаточного насыщения объекта видимыми элементами, стараясь как бы "угодить" автоматии саккад.

С другой стороны, такое насыщение было не в ущерб эстетическим достоинствам, так как разнообразие деталей является объективной основой красоты объекта. Совершенно очевидно, что только из прямых углов и прямых линий, которые глаз "не любит" и которые преобладают в современной архитектуре, невозможно создать красивый объект и, уж конечно, сложно создать комфортную визуальную среду города. Скорее это будет зрительная какофония, характеризуемая худшим сочетанием сенсорных раздражителей.

Декоративные детали в архитектуре - это не излишества, как утверждалось в Постановлении ЦК ПСС, вышедшем в ноябре 1955 г. ("Об устранении излишеств в проектировании и строительстве"). Это необходимые элементы для формирования визуальной среды. Не случайно архитекторы применяли их в течение многих веков. Они имеют функциональное значение, они нужны для проявления автоматии саккад так же, как воздух для автоматии дыхания. Тот, кто первый сказал об "архитектурных излишествах", нанес всем нам вред: Пострадала не только эстетическая сторона, но нависла угроза над фундаментальными механизмами зрения и жизнью горожан. Человек миллионы лет жил в естественной видимой среде, 90% своей истории он провел в полном единении, гармонии с природой. И вот теперь, в ХХI в., он оказался в совершенно необычном окружении - в каменно-асфальтовых джунглях.

До последнего времени проблематика теоретических исследований несет на себе печать традиционного подхода к архитектуре, как к объемному проектированию, и игнорируются общие вопросы градостроительства, в том числе и вопросы визуальной среды. Отсутствие полноценной теории не дает возможности получить эффективные и обоснованные практические рекомендации. Эту причину осознают многие архитекторы. Вот что по этому поводу пишет А. Гутнов (1993): "Необходимо направить все усилия на разработку архитектурной теории нового типа, опирающейся на знания общих закономерностей создаваемой человеком искусственной среды, механизмов ее формирования и развития". Стоит, видимо, напомнить, из чего же создается искусственная среда вообще и городская среда, в частности. Основу среды обитания человека составляют такие компоненты, как воздух, вода, температура, уровень шума, радиации, геомагнитные поля. Однако все эти компоненты к теории архитектуры при всей их важности имеют косвенное отношение, так как архитектура в прямом ее понимании - это внешний облик зданий. Это объект, на который мы смотрим глазами, или, говоря словами архитектора Мельникова, ".. архитектура - это игра для глаз". Следовательно, "разработка архитектурной теории нового типа" должна вестись с учетом требований видимой среды. И опираться она должна на общие закономерности зрительного восприятия.

Нам чрезвычайно приятно напомнить, что с глубоким пониманием относился к данному вопросу еще в 20-е годы архитектор Н. Ладовский. "Архитектор, - писал он, - должен быть, хотя бы элементарно, знаком с законами восприятия и средствами воздействия, чтобы в своем мастерстве использовать все, что может дать современная наука. Среди наук, способствующих развитию архитектуры, серьезное место должна занять молодая еще наука "психотехника". Не будем спорить с терминологией тех лет, главное - суть, которая во многом совпадает с нашей точкой зрения, поскольку и видеоэкология и психотехника базируются на законах зрительного восприятия. Справедливости ради следует заметить, что о самих законах в наше время известно больше, чем в 20-е годы. В частности, нам известно, что основой зрительного восприятия является автоматия саккад. Впрочем, подход Н. Ладовского был правильным, и если бы он получил развитие, то при формировании городской среды многих ошибок можно было бы избежать.

Там, где законы зрительного восприятия были соблюдены в полном объеме, нет нареканий и на архитектуру. Возьмем, к примеру, Новодевичий монастырь, на территории которого человек чувствует себя комфортно, хотя по состоянию воздуха, воды, а также по уровню шума и радиации данная территория ничем не отличается от остальной части Москвы. Замените мысленно монастырские храмы на современные "коробки", и Вы почувствуете весь ужас современного города и поймете основную проблему архитектуры, которая базируется на удовлетворении физиологических потребностей зрительного восприятия и эстетических норм. Если мы научимся соблюдать эти требования, то решим многие вопросы архитектурной теории. В самом общем виде теория архитектуры укладывается в триаду Витрувия: польза, прочность, красота. Можно с уверенностью сказать, что мы научились делать прочно, в большинстве случаев инженерные вопросы градостроительства решаются успешно. Мы умеем делать дома с удобствами: лифт, газ, вода холодная и горячая, ванная, туалет, мусоропровод стали нормой нашего быта. Но мы, к сожалению, разучились делать красиво. Мы повсеместно нарушаем требования к визуальной среде, фактически в этом вопросе с некоторых пор наступила эра стихийности. Изобилие агрессивной и гомогенной визуальной среды делает современный город практически непригодным для проживания человека. В заслугу современного градостроительства нередко ставится разработка санитарно-гигиенических аспектов и норм инсоляции. Можно сказать, что транспортные и инженерные магистрали также строятся удовлетворительно. Есть уверенность, что мы научимся в скором времени учитывать и геопатогенные зоны.

К сожалению, нет уверенности, что мы научимся так же быстро решать вопросы видеоэкологии. Это связано с тем, что учебники, статьи, СНиПы создали "шоры", ограничивающие профессиональное сознание архитекторов. "Разобраться в ворохе слов и символов, - пишет Якуб Вуек (1990), - которые сегодня означают нечто новое, чем когда они были оглашены впервые, трудно, и требуется немало времени". В студенческих работах нет поиска новых решений (приложение 1, рис. 116). С другой стороны, трудно сдержать натиск строительной индустрии, диктующей свои подходы в градостроительстве (приложение 1, рис. 117). Вот почему разработка вопросов видеоэкологии является весьма актуальной. Именно она может быть теоретической базой, способной решить многие ключевые моменты в развитии архитектурной науки. Как всякая теоретическая разработка, это кропотливая работа, но именно она, кажущаяся далекой от нужд сегодняшнего дня, является единственно надежным путем к эффективным практическим рекомендациям.

Видеоэкология базируется на законах зрительного восприятия. Глубокие внутренние связи объединяют видеоэкологию с искусствоведческой теорией, рассматривающей изобразительный язык как некую систему эстетических предпочтений, основанную на интуитивном отборе. При этом есть основание полагать, что значение видеоэкологии позволяет искусствоведам ускорить данный отбор. Теоретические положения визуальной экологии создают определенные предпосылки для выработки рекомендаций для творческой практики, которые позволят малоискушенному автору избежать формообразующего кризиса и деградации среды обитания. Кроме того, это внесет ценный вклад в развитие теории гармоничного формообразования, а также создаст почву для новых форм структурного мышления. Данные экологии визуальной среды могут оказать важное влияние на понимание задач проектной культуры.

Что же делать в создавшейся обстановке? Прежде всего о проблеме видеоэкологии должны знать специалисты по экологии, архитекторы, художники, врачи, физиологи, психологи, а также законодательные и исполнительные органы государства (рис. 160 и 161). Видеоэкология должна стать феноменом массового сознания. Для того чтобы это случилось, видеоэкология должна занять соответствующее место в образовательном процессе. Предмет видеоэкологии должен преподаваться в архитектурных институтах, художественных училищах, школах.


Рис.160. Слева - собор Парижской Богоматери, построенный в 1345 г. Справа - одно из зданий в центре Дефанс (1955 г.), состоящее из прямых линий, прямых углов и больших плоскостей (Париж, Франция)

Рис.161. Слева - особняк А.Морозова на ул.Воздвиженка (конец XIX - начало ХХ века). Справа - здание на Калужской (бывш.Октябрьской) площади, построенное в 60-70-х годах, и так же, как и здание Дефанс в Париже, состоящее из прямых линий, прямых углов и больших плоскостей (Москва, Россия)

Масштабных результатов в улучшении визуальной среды можно будет достичь только при определенных усилиях. Прежде всего необходимо провести анализ и составить карты "загрязнения" видимой среды городов. Такие карты могут дать представление о характере бедствия и позволят разработать мероприятия по изменению ситуации к лучшему. Конечно, при этом необходимо сохранить все ценное - все, что радует глаз. Для создания карт необходимо разработать метод и устройства по оценке визуальной среды.

На государственном уровне должна быть создана программа по расселению. При наших просторах решить эту задачу нам куда легче, чем другим народам. Каждый россиянин может жить "внутри" природы и в полной гармонии с ней. Ни в коем случае не следует увеличивать число городов и их размеры, как это делалось до последнего времени.

Иногда мне на лекциях приходится слышать упрек в том, что России в настоящее время не до видеоэкологии. Есть много других неотложных задач. Проблем действительно много: падение уровня производства, рост стоимости жизни, инфляция, проблема нравственности, национальная рознь и войны. Нам кажется, что о причинах, приведших к таким последствиям, правильно написал Ю. Карякин: "Мы оказались на краю пропасти , прежде всего потому, что растеряли любовь к жизни. И спасет нас не только отталкивание от смерти, сколько притяжение к жизни".

Каким же образом создать предпосылки притяжения наших сограждан к жизни? Вот основной вопрос. Можно иметь в изобилии продовольствие, хорошие больницы, хорошие медикаменты, но если у человека нет "притяжения к жизни", они о каком активном долголетии не может быть и речи. Если человек не ценит собственную жизнь, то он не ценит и все живое вокруг него и губит леса, реки, животных. Можно, конечно, пойти по испытанному пути и создать при президенте еще один комитет. Например, "Комитет по притяжению россиян к жизни". Но вряд ли такой комитет в состоянии выполнить столь глобальную задачу. К этой задаче необходимо подключить весь интеллектуальный потенциал страны, а именно - ученых, религиозных деятелей, деятелей культуры и искусства, преподавателей. В решение данной задачи значительный вклад может нести видеоэкология. Мы стали обладателями принципиально нового знания, в корне меняющего наше представление о градостроительной политике.

На наш взгляд, притяжению к жизни может способствовать комфортная визуальная среда. Жизнерадостность жителей южных берегов Эллады, Италии и других благоприятных уголков Земли объясняется именно комфортной видимой средой. Окружающая красота - это ключ к решению многих проблем, она может наполнить содержанием жизнь и "притянуть" человека к жизни. Именно к созданию красоты и должны стремиться архитекторы и другие специалисты, ответственные за среду города. Не сказал же Ф. Достоевский, что изобилие продуктов спасет мир, или изобилие материальных благ спасет мир, он сказал: "Красота спасет мир". Это утверждение можно оценить как крупное научное открытие, к реализации которого мы еще не приступили. Изобилие продуктов может обеспечить физиологическое благополучие человека, но оно не может гарантировать притяжения к жизни, тогда как красота обладает универсальным воздействием на душу человека, и она-то в силах выполнить такую задачу. Развивая свое выражение, получившее широкую известность, Достоевский писал: "Если в народе сохраняется идеал красоты и потребность ее, значит есть и потребность здоровья, нормы, а, следовательно, тем самым гарантировано и высшее развитие этого народа". Совершенно очевидно, что невозможно пробудить потребность красоты в народе, окружив его повсеместно агрессивной визуальной средой. Люди должны находиться в комфортной визуальной среде постоянно. Только таким путем и можно выработать потребность к красоте у россиян, и тем самым можно будет добиться их высшего развития. В решении этой глобальной проблемы видеоэкология может быть методологической основой. Принципы и методы видеоэкологии позволяют не стихийно, как делалось до последнего времени, а осознанно формировать визуальную среду городов России, полностью соответствующую физиологическим нормам зрения.


www.videoecology.com/book1.html
Прикрепления: 8099586.jpg(37Kb) · 7114266.jpg(47Kb) · 9978281.jpg(50Kb)


АОуМ
 
Форум » Новая история Земли и Человека. Места Силы. Новые энергии. Мандалы Света и др. » - ОЧИЩЕНИЕ - МАНДАЛЫ - ЗВУК - ПОЮЩИЕ ЧАШИ - РИТМ - ФОРМА - ТВОРЧЕСТВО » ~ В И Д Е О Э К О Л О Г И Я ~
Страница 1 из 11
Поиск:

Сайт управляется системой uCoz